О прочитанном

О прочитанном. Часть 10.

«Над кукушкиным гнездом», Кен Кизи – Знаете, очень сложно судить о книге, которая была признана классикой еще при жизни автора – давит гнет «общественного мнения», так что чувствуешь себя Макммерфи под прицелом холодных глаз мисс Гнусен.
«Слепота», Жозе Сарамаго – Как оказалось, с утратой зрения человек лишается не только возможности ориентироваться в пространстве, самостоятельно добывать еду и вышивать крестиком… Зачастую он теряет собственное лицо.
«Generation ‘П’», Виктор Пелевин – На середине книги возникло оправданное подозрение, будто меня насильно пичкают грибочками, припорошенными белым порошком… – видимо, затем, чтобы я побыстрее отдала Богу душу, завещая недочитанный «блогбастер» более продвинутым потомкам.
«Дейзи Фей и чудеса», Фэнни Флэгг – «На земле всегда есть люди и время, чтобы совершать для других чудеса…» (С) не помню, кто сказал, но, скорее всего, этот кто-то был знаком с Фэнни.
«Девятнадцать минут», Джоди Пиколт – Вы когда-нибудь захлебывались книгой? – Это когда не спишь, не ешь, а только читаешь до рези в глазах?.. – С романами Джоди Пиколт у меня так каждый раз. Я как маньяк, который, наконец, поймал жертву и не может от нее оторваться даже под прицелом полицейского пистолета.


«Над кукушкиным гнездом», Кен Кизи
Знаете, очень сложно судить о книге, которая была признана классикой еще при жизни автора – всего каких-то два десятка лет тому назад... На тебя исподтишка давит гнет «общественного мнения» и обругать признанный шедевр просто не получится – иначе почувствуешь себя Макммерфи под прицелом холодных глаз мисс Гнусен. Да и не хочется ругать, если честно. И не потому что я пассивный «хроник», который старается держаться большинства, а потому что книга по-своему хороша. Она цепляет. В ней нет стремительно развивающегося действия, сцен в стиле «экшен», убийств под пытками или любви до гроба, но при всем при этом она действительно цепляет…
Однажды в клинику для душевно больных попадает новый пациент. Бунтарь, игрок, бабник, весельчак, и т.д. Его приход как-то сразу потрясает «мертвое царство», в котором прозябают все подопечные упомянутого заведеньица. Своими залихватскими выходками рыжий гигант Макмерфи будоражит не только больных, но и медперсонал. Однако со временем то, что начиналось как потешная игра, выливается в противостояние человека и системы. И всем понятно, что силы изначально не равны, но по соображениям Макмерфи сражаться стоит, ибо «кто, если не я?»…
Местами читалось тяжко. Уж не знаю, что тому виной – сама тематика, или же словесные особенности построения текста. Все же повествование велось от лица душевно-больного, в чье подсознание вас своевольно внедряет автор. Хотя встречались и поистине лучезарные моменты – такие, как поездка на рыбалку. Я улыбалась, читая эту сцену… Готова спорить, я даже морской бриз на щеках ощущала – так сильно мне хотелось почувствовать себя нормальным, по-настоящему живым и живущим человеком – а хоть бы и в компании веселящихся психов… – Ведь, в конце концов, раз уж на то пошло, каждый из нас всего лишь условно вменяем…
Финал был ужасающим. Что в фильме, что в книге – все равно что удар под дых боксером-тяжеловесом. – И вздохнуть сможете не сразу. И распрямляться будете постепенно. И вкус поражения уже не забудете.


«Слепота», Жозе Сарамаго
Прочитать этот роман подвигла предварительно просмотренная одноименная экранизация с Джулианой Мур в главной роли. Первоисточник меня немало заинтриговал, поэтому книга была найдена, куплена и…
В общем, я начала тонуть в повествовании буквально с первых страниц. Дальше – пуще: складывалось ощущение, словно тебя затягивает в болото, и сколько ты ни барахтайся – от твоих попыток выбраться становится только хуже.
Стиль изложения – тяжеловесен. Страшно тяжеловесен. Сарамаго наслаивает предложения друг на друга, будто намеренно забывая ставить между ними точки. Его мысли льются из ковша изобилия и конца и края им не видать. К тому же весь текст лишен соответствующих прямой речи знаков препинания – по сему целая страница может состоять из одного абзаца, в хитросплетениях и согласованиях слов которого достаточно легко заблудиться. Иногда казалось, что автор вещает с кафедры или даже проповедует какую-то свою личную идею-фикс – настолько высокопарным выглядел слог… Однако сам сюжет затягивал похлеще приемов его передачи.
…Жителей абстрактного города поражает неизученный вирус слепоты. Достаточно провести всего несколько минут в обществе прокаженного, чтобы тебя постигла та же участь. С целью хоть как-то побороть эпидемию власти изолируют первую волну потерпевших в заброшенной больнице за пределами города. По периметру здания выстраивается вооруженный военный кордон, и очень скоро становится понятно, что жертвы карантина представляют собой жителей резервации, где вершится полный беспредел. – За всеми ужасами перевоплощения человека в животное наблюдает единственная зрячая женщина – жена окулиста, чудом избежавшая заражения. Созерцая окружающий мир ее глазами, очень скоро приходишь к выводу, что лучше бы и ей ослепнуть…
Автор правдив и достаточно прямолинеен. Он не обходит вниманием физиологические потребности и нужды, которые составляют значимую часть нашей жизни и с легкостью выполняются нами при наличии зрения. Хотя, как оказалось, с его утратой человек лишается не только возможности ориентироваться в пространстве, самостоятельно добывать еду и вышивать крестиком… Зачастую он теряет собственное лицо.


«Generation ‘П’», Виктор Пелевин
В очередной раз убеждаюсь, что современная российская проза мне решительно чужда! *протерла монокль и поправила парик*… Или я разбираюсь в ней настолько плохо, что с завидным постоянством вляпываюсь… ой, то есть попадаю на совершенно непотребные книги. – Например, на такие как эта.
О Пелевине слышала много хороших отзывов. Дай, думаю, почитаю… Взяла. Почитала. Думаю с тех пор с трудом.
Меня, как человека, который никогда не употреблял ни наркотических, ни психотропных препаратов, от идеи поедания мухоморов и всасывания кокаиновых дорожек через свернутый доллар совершенно не прет. Однако на середине книги возникло оправданное подозрение, будто меня насильно пичкают грибочками, припорошенными белым порошком… - Толи затем, чтобы я, наконец, благополучно достигла Дзэна; толи затем, чтобы сама взялась за сочинительство «гениальных» рекламных слоганов; толи затем, чтобы побыстрее отдала Богу душу, завещая недочитанный «блогбастер» более продвинутым потомкам… Люди, может, я не понимаю чего? Может, это такой тонкий, завуалированный стеб над действительностью, рассказанный с серьезным умным лицом образованным дядькой? – Только лицо что-то подозрительно серьезное, так что и не поймешь – шутит человек, правду глаголет или сам чего обкурился накануне.
Как очевидно из всего выше сказанного, меня совсем не вштырило. В книге излагается краткая история восхождения на телевизионный Олимп талантливого креатора Вавилена Татарского. Чтобы как-то простимулировать свои мозги на подходе к великим свершениями (как то – придумывание бессмертных видео-роликов), он прибегает ко всякого рода воздействиям на подсознание – начиная от безобидного (на фоне всего остального) алкоголя и заканчивая планшеткой для вызывания духов (и причем тут Че Гевара?!). В итоге осеняющие Вавилена идеи оказываются настолько хороши – что просто язык не поворачивается их пересказывать… А пока я прихожу в себя, можете лично ознакомиться с миром антиутопичной утопии извне – книга до сих пор фигурирует в продаже как пособие для начинающих ПИАРастов. Или кто-то называет подобное «художественной литературой», ась?..


«Дейзи Фей и чудеса», Фэнни Флэгг
«На земле всегда есть люди и время, чтобы совершать для других чудеса…» (С) не помню, кто сказал, но возможно этот кто-то был знаком с Фэнни. Душевность – основная характерная черта любой из ее книг, хотя это не слезливые мелодрамы, сдобренные «охами» и «ахами» при луне.
На сей раз история преподносится в виде дневника, что начинает вести девочка с цветочным именем Дейзи Фей. И – как скоро становится понятно – главной отличительной особенностью малышки является способность постоянно попадать в совершенно невообразимые и порой комичные до слез ситуации! С легкостью и непредвзятостью подростка Дейзи вещает о событиях в своей жизни, о людях, ее окружающих, и о последствиях, что провоцируют ее слова поступки. Она еще ребенок, и кажется, будто весь мир лежит у ее ног и только и ждет, когда же юная мисс Фей его завоюет... – Взрослея, Дейзи вплотную берется за это нелегкое дело!
Мне нравится, как пишет Флэгг, хотя в этой книге было достаточно много сносок и даже 8 страниц с примечаниями апосля – чего я страшно не люблю и, как правило, даже не читаю. Конечно, по-настоящему прочувствовать колорит сможет только человек, американизированный до мозга костей, проживающий где-нибудь в маленьком городишке на задворках штата Техас, управляющий кукурузником и считающий телевизор чуть ли не 8-ым чудом света. Однако даже я – дитя мегаполиса, взращенное на задворках Москвы, – смогла по достоинству оценить «заморскую культуру» 50-х годов и быт простого рабочего класса, частично попав под его очарование. И пускай у меня нет желания заделаться «Мисс Подмосковье-2010», я когда-нибудь все же возьмусь за осуществление некоторых своих мечт! – Самых заветных…


«Девятнадцать минут», Джоди Пиколт
…Я, конечно, не Вавилен Татарский, но сейчас попробую прорекламировать вам Пиколт, причем не в первый раз.
Вы когда-нибудь захлебывались книгой? – Это когда не спишь, не ешь, а только читаешь до рези в глазах?.. – С книгами Джоди Пиколт у меня так каждый раз. Я как маньяк, который, наконец, поймал жертву и не может от нее оторваться даже под прицелом полицейского пистолета. Так вот в обсуждаемом романе 620 страниц средне-убористым шрифтом, я же проглотила его за две ночи – начинала где-то к двенадцати и заканчивала в шесть утра.
Что меня удивляет, восхищает и радует в романах Пиколт, так эта позиция автора – ее вообще нет в повествовании. Незримое присутствие рассказчика исключается. Герои живут независимо и отдельно от создателя. Сама Джоди при этом не порицает их поступки, не восхваляет их достоинства и не выпячивает свое мнение по тому или иному вопросу. Она просто вещает о событиях как стороннее лицо-наблюдатель – беспристрастный и неподкупный. Все выводы, все домыслы и все решения остаются на совести читателя. «Вот тарелка, вот ложка, вот кашка – дальше сам справляйся, малыш…»
В своем романе Пиколт в очередной раз обнажает подноготную остро-стоящей проблемы: стрельба в американских школах. И пускай для наших российских реалий данный вопрос несколько неактуален, исход все равно один: если в руках у затравленного подростка окажется пистолет - он едва ли будет долго думать, прежде чем применить его по назначению...
Итак, обычным погожим днем обычный непримечательный парнишка – ученик обычной образовательной школы обычного уютного городка – открывает пальбу по своим одноклассникам, уподобив их мишеням на стрельбище. За 19 минут он превращает учебное заведение в камеру смертников, по которой в хаосе мечутся потенциальные жертвы. И кажется, что в его поступке нет ни логики, ни здравого смысла. Хотя одну из преследуемых девушек он все же оставляет в живых, сделав решето из защитника футбольной команды, с которым та встречалась… Любовь? Ревность? Месть? – Не все так просто. Далеко не все так просто…
Моральное насилие временами гораздо унизительней и больней физического. И нет страшнее зверя, чем человек, уничтожающий себе подобного – любым из доступных средств.

Отправить "О прочитанном. Часть 10." в Google Отправить "О прочитанном. Часть 10." в StumbleUpon

Вам безразлична эта запись.
Оценить эту запись
4 0
Обязательные категории
Арт-студия
Категории
Книги

Комментарии

  1. Аватар для Media Ho
    Цитата Сообщение от Vella
    чувствуешь себя Макммерфи под прицелом холодных глаз мисс Гнусен.
    Хорошо сказано. Именно прицел. И фамилия у нее говорящая.
  2. Аватар для Media Ho
    Цитата Сообщение от Vella
    Однако со временем то, что начиналось как потешная игра, выливается в противостояние человека и системы. И всем понятно, что силы изначально не равны, но по соображениям Макмерфи сражаться стоит, ибо «кто, если не я?»…
    А пробовать стоит, если даже финал ужасен.
  3. Аватар для Media Ho
    Цитата Сообщение от Vella
    «Девятнадцать минут», Джоди Пиколт
    …Я, конечно, не Вавилен Татарский, но сейчас попробую прорекламировать вам Пиколт, причем не в первый раз.
    Вы когда-нибудь захлебывались книгой? – Это когда не спишь, не ешь, а только читаешь до рези в глазах?.. – С книгами Джоди Пиколт у меня так каждый раз. Я как маньяк, который, наконец, поймал жертву и не может от нее оторваться даже под прицелом полицейского пистолета. Так вот в обсуждаемом романе 620 страниц средне-убористым шрифтом, я же проглотила его за две ночи – начинала где-то к двенадцати и заканчивала в шесть утра.
    Что меня удивляет, восхищает и радует в романах Пиколт, так эта позиция автора – ее вообще нет в повествовании. Незримое присутствие рассказчика исключается. Герои живут независимо и отдельно от создателя. Сама Джоди при этом не порицает их поступки, не восхваляет их достоинства и не выпячивает свое мнение по тому или иному вопросу. Она просто вещает о событиях как стороннее лицо-наблюдатель – беспристрастный и неподкупный. Все выводы, все домыслы и все решения остаются на совести читателя. «Вот тарелка, вот ложка, вот кашка – дальше сам справляйся, малыш…»
    В своем романе Пиколт в очередной раз обнажает подноготную остро-стоящей проблемы: стрельба в американских школах. И пускай для наших российских реалий данный вопрос несколько неактуален, исход все равно один: если в руках у затравленного подростка окажется пистолет - он едва ли будет долго думать, прежде чем применить его по назначению...
    Итак, обычным погожим днем обычный непримечательный парнишка – ученик обычной образовательной школы обычного уютного городка – открывает пальбу по своим одноклассникам, уподобив их мишеням на стрельбище. За 19 минут он превращает учебное заведение в камеру смертников, по которой в хаосе мечутся потенциальные жертвы. И кажется, что в его поступке нет ни логики, ни здравого смысла. Хотя одну из преследуемых девушек он все же оставляет в живых, сделав решето из защитника футбольной команды, с которым та встречалась… Любовь? Ревность? Месть? – Не все так просто. Далеко не все так просто…
    Моральное насилие временами гораздо унизительней и больней физического. И нет страшнее зверя, чем человек, уничтожающий себе подобного – любым из доступных средств.
    Спасибо за отзыв. Надо будет почитать.
  4. Аватар для Vella
    Media Ho, эти обзоры старые очень. Пяти-семилетней давности. В них я хвалю первые книги Пиколт, что выпускались на русском... Последующие - как-то постепенно скатились в бульварные романы... Если понравится «Девятнадцать минут», то вот тут я советую еще две вещи на похожую тему.
    ...Приятного чтения!
  5. Аватар для Media Ho
    Цитата Сообщение от Vella
    Media Ho, эти обзоры старые очень. Пяти-семилетней давности. В них я хвалю первые книги Пиколт, что выпускались на русском... Последующие - как-то постепенно скатились в бульварные романы... Если понравится «Девятнадцать минут», то вот тут я советую еще две вещи на похожую тему.
    ...Приятного чтения!
    Спасибо большое за ссылку, посмотрю обязательно. Среагировала на тему отношений между детьми в школе. Помню в детстве "Чучело" прочитала и книга произвела очень сильное впечатление. Думаю, что книги будут пересекаться. Интересно.
  6. Аватар для Сушка с маком
    Цитата Сообщение от Vella
    Или кто-то называет подобное «художественной литературой», ась?..
    называет...
  7. Аватар для Кофеянка
    Побольше бы таких записей в дневниках!
Оставить комментарий Оставить комментарий

Наши проекты

18+
Яндекс.Метрика