• Золушка — «кофейная» версия

    На самом деле их было две. Одна из них, прозрачная, как ледышка, казалась не больше хрустальной рюмки. Туфелька, лежавшая на правой ладони принца, имела высокий и тонкий каблучок, не длиннее указательного пальца его высочества, и пуговку, напоминавшую розовый круглый леденец.

    Хозяйка хрустальной туфельки была так изящна, что казалось, может взлететь под потолок бального зала и закружиться, как белый кружевной мотылек.

    В разговоре с принцем девица напускала туману. Она не ответила просто и прямо ни на один вопрос, представилась неразборчиво, томно улыбалась и загадочно поглядывала на него из-под ресниц. В угол — на нос — на предмет.



    Вторая туфелька была из глянцевой белой кожи, с расшитыми бисером шелковыми лентами. Одна из лент была почти оторвана и держалась на паре ниток. Растоптанная и помятая, она напоминала поникший цветок кувшинки, а размер… Принц приложил туфельку к своей ноге — да, размер подходящий.

    Принц задумчиво почесал нос. Его ступни были скромного, но достойного размера. Конечно, в этом смысле ему далеко было до лесоруба. Когда отпечатки сапог королевского лесоруба наполнялись талой водой, то напиться из них могло небольшое стадо оленей.

    Вторая девушка, танцевавшая с принцем на вчерашнем балу, походила на созревший круглый плод, приготовленный для шоколадного фондю. Она так заливисто хохотала, что у него в груди екало и покалывало, как после скачек. В отличие от первой, она назвала свое имя четко и громко, но, к сожалению, оркестр грянул мазурку, заглушившую все остальные звуки.



    Принц танцевал с ними по очереди, радуясь своему везению, и отлучался только для того, чтобы взять с подноса пару бокалов шампанского. В одну из таких отлучек часы пробили полночь, и обе девушки исчезли, не попрощавшись.

    Принц обошел все залы, террасы и укромные уголки дворца, распугивая уединившиеся парочки, заглянул в королевскую оранжерею и на всякий случай даже зашел в курилку, примыкавшую к королевской библиотеке.

    Наконец он выбежал на лестницу, ведущую к подъездным дорожкам, и в изнеможении присел на ступеньку. Туфельки лежали на ступеньках и блестели, как рыболовные блесны.

    С того момента девушки не выходили у принца из головы. К утру его любопытство выросло до немыслимого размера. Ему хотелось пуститься на поиски и, как положено, заставить примерить туфельку всех незамужних девиц его небольшого королевства.

    Вопрос заключался в том, какую из двух предложить для примерки.

    Выбор между хрустальной и атласной туфелькой казался ему непосильным.

    Принц засунул трофеи в карман домашней фланелевой куртки и отправился завтракать.

    В столовой пахло тыквенной кашей. На королевской кухне варили кашу из гигантской тыквы, оставленной вчера на проезжей дороге, ведущей ко дворцу.

    Его Величество король завтракал в совершенном одиночестве, читая анекдоты про самого себя. Время от времени он отрывался от газеты, чтобы подлить себе кофе или намазать маслом хорошо поджаренный тост.

    — Папа, а ты не думал разрешить у нас многоженство?

    Король поперхнулся кусочком тоста. Его Величество никогда не робел при звуках боевого рога, но шелковый шелест платья его супруги, заподозрившей его в чем-то подобном, мог заставить его вздрогнуть и побледнеть. Он уткнулся в свою газету, делая вид, что не услышал вопроса.

    «Мне нужен кто-то, кто умеет узнать характер женщины по ее туфельке», — подумал принц. Именно таким опытным человеком слыл королевский сапожник, у которого обувались все придворные дамы. Через полчаса принц уже сидел в мастерской. Вдоль стен тянулись полки с длинными рядами туфель, ботинок и сапог всех цветов и фасонов. Сапожник курил трубку и пил сладкий портвейн по случаю воскресенья.

    Продолжение сказки читайте на сайте cofe.ru

Наши проекты

18+

Яндекс.Метрика