О прочитанном

О прочитанном. Часть 12.

«Метро 2033», Дмитрий Глуховский – ...И вот наш герой триста страниц к ряду блуждает по обжитым катакомбам, отстреливаясь от мутантов, попивая чаек из грибочков, размышляя о сущности бытия – и все это практически одновременно.
«Амстердам», Иэн Макьюэн – Боженька, сделай так, чтобы после моей смерти мои любовники не встречались!.. А впрочем им и при моей жизни видеться совсем не обязательно. Мне, вероятно, и в страшном сне такое не приснится – собрание сразу из нескольких «экс» на банкете по случаю моей кремации!
«Я – легенда», Ричад Матесон«Я – легенда». Роберт Нэвилль живет один. Он питается консервами, засыпает с ружьем под подушкой и не выходит из дома ночью. Иногда он читает или слушает классическую музыку, а иногда – отправляется на охоту, прихватив самодельно заточенные колышки...
«Невероятный уменьшающийся человек». В один «прекрасный» день Скотт начинает уменьшаться в размерах. Через пару глав он уже смотрит на жену снизу вверх, а еще через три – не в силах поднять дочь на руки. Врачи бьются в попытке разгадать феномен, а Скотт все чаще бьется в истерике.
«Тариф на лунный свет», Ильдико фон Кюрти«Тариф на лунный свет». Автором обличаются все прелести терзаний опосля первой ночи секса! «Звонить или не звонить?!» – вот в чем вопрос, и он, скажу я вам, будет поглобальней Гамлетовского. На фоне переживаний о «мужчине мечты» идут пространные рассуждения о радостях эпиляции, бюстгальтере «вандер-бра» и симулировании оргазма.
«Эйфория». Сравнительно недавно главная героиня похудела на фоне разбитого сердца (прям как я!), зарегистрировалась на сайте знакомств (прям как я!) и завела «голубого» друга-наперсницу (ну… это у меня, очевидно, еще впереди!).
«Все возможно, детка», Бен Элтон – Пока Люси лелеет идею о сексе в общественном парке неподалеку от «энергетической линии плодородия» аккурат в полнолуние, Сэм учится делать гормональные уколы на апельсинах и самосовершенствуется в прицельном попадании семенной жидкостью в баночки для анализов.


«Метро 2033», Дмитрий Глуховский
Хошая такая, добротно скроенная страшилка. Правда, покрой был изначально мужской, потому лично мне костюмчик пришелся не в пору… К тому же страшилок я в свое время пересмотрела не меряно – и как результат, напугать меня теперь крайне сложно.
Полагаю, Глуховский делал ставку на массовость и попсовость – и немало на этом выиграл: берем среднестатистического московского паренька и засовываем его в привычное до оскомины метро, при этом значительно видоизменяя время и место действия. И вот наш герой триста страниц к ряду блуждает по обжитым катакомбам, отстреливаясь от мутантов, попивая чаек из грибочков, размышляя о сущности бытия – и все это практически одновременно.
…Сначала шло задорно, но потом я начала пробуксовывать от однотипности сценария: перегон-станция-перегон-станция и т.д. Некоторые обстоятельства и декорации вызывали неверие или ухмылку. Например, смущало постоянно пополняемое, буквально неистощимое количество всевозможных боеприпасов. Причем служили они как по прямому назначению, так и в качестве местной валюты. – Мда-с. По сюжету человечество живет под землей уже больше 20 лет в перманентном состоянии войны, а сталкеры, видимо, исправно продолжают таскать оружие с поверхности. – Как так? Они его в палатках у метро приобретают что ли?.. Где? Откуда? Каким образом? – История об этом умалчивает. «Милый мой, хороший, догадайся сам!» (С) – это как возможный эпиграф ко всему повествованию, ага.
Еще меня до невозможности умиляли персонажи разных каст – тут тебе и маниакальные «коммуняки», и доморощенные фашисты, и свидетели Иеговы. Выбирай – не хочу. Можно подумать, за 20 лет не появилось новых идолов для поклонения – так что пришлось старых реанимировать. Неужели мы и к 2133 будем свастикой над головой размахивать, будь то серп и молот или гитлеровский крест?.. – Да ну фиг там! Думается, что тут уважаемый автор явно недооценил русскую фантазию и изобретательность. Разве что дети Великого Червя несколько разбавили тамошние реалии, не шибко отличимые по концепции от текущих. Что до всяческих монстров и пухнущих скользких масс – на это было бы в два раза страшнее смотреть, чем об этом читать. А так только противно – не более того.
В общем Глуховский не впечатлил и не зацепил… Развлек – и на том спасибо.


«Амстердам», Иэн Макьюэн
– Боженька, сделай так, чтобы после моей смерти мои любовники не встречались!.. А впрочем им и при моей жизни видеться совсем не обязательно.
Нет, не понять мне «высоких чувств» бомонда, где все друг с другом спят, дружат, и активно обсасывают сам процесс спанья или дружбы. Богема – вообще вещь несуразная и не поддающаяся анализу. Мне, вероятно, и в страшном сне такое не приснится – собрание сразу из нескольких «экс» на банкете по случаю моей кремации! И к слову, каждый из пришедших в полной мере осведомлен о статусе остальных. – Вот где ужас-то! Фу! (Даже монстры не понадобились – учитесь, г-н Глуховский!). Но сейчас не обо мне.
На похоронах Молли Лейн двое из когорты ее любовников, являясь еще и друзьями, дают друг другу обещание – осуществить акт эвтаназии, когда в нем появится нужда. Мысль достаточно здравая и вполне логичная, если принять во внимание те муки, в которых скончалась сама Молли. Оба приятеля – достаточно известные и успешные в своем кругу личности. Один – редактор популярной газеты, желающий повысить рейтинг издания за счет скандальной статьи. Второй – талантливый композитор, работающий над созданием «Симфонии тысячилетия». Куда в дальнейшем заведут этих товарищей амбиции и поступки – покажет 185-тая страница…
Не скажу, чтобы понравилось. Многие прочитавшие рассуждают о красоте и витиеватости слога – переводчику даже премию дали. Однако мне за всеми этими россказнями чудились некие потуги расцветить повествование. Ненужная вычурность и тяжеловесность: «Для апологии была одолжена и переиначена поношенная фигура из Екклесиаста: время отбирать музыку у комиссаров и время возвращать ей ее изначальную коммуникативность, ибо европейская музыка сложилась в гуманистической традиции, всегда признававшей загадку человеческой природы; время признать, что публичное исполнение есть «секулярное причастие», и время осознать главенство ритма и тона и стихийную природу мелодии». – Вы так в обычной жизни разговариваете?.. Вот и я нет. Хотя уже за одно это предложение готова дать переводчику если не премию, то хотя бы пару банок «Ред Булла», чтобы тот продолжал поддерживать мозги в тонусе. – Проще, по-моему, надо писать. Это ведь не научный трактат, а художественная литература все ж таки.
Что до подоплеки всей истории… Персонажи раскрыты достаточно детально. И хотя я сама музыку не сочиняю и влияние на умы масс не оказываю, как и многим людям мне также присуща некоторая мелочность и амбициозность. Поэтому стоит лишний раз призадуматься – как далеко может зайти человек в попытке потешить собственное тщеславие, удовлетворяя чувство мести? Иэн Макьюэн дает вполне внятный ответ на этот вопрос: многие заходят далеко, некоторые – уже не возвращаются.


«Я – легенда», Ричад Матесон
В приобретенном мной издании под одной обложкой соседствовали сразу два романа, поэтому расскажу по чуть-чуть о каждом.
«Я – легенда», главная мысль: «все не такие, как я». Сразу оговорюсь, что у книги с фильмом нет практически ничего общего за исключением одного – названия, но его трактовка преподносится совершенно по-разному.
Роберт Нэвилль живет один. Он питается консервами, засыпает с ружьем под подушкой и не выходит из дома ночью. Иногда он читает или слушает классическую музыку, а иногда – отправляется на охоту, прихватив самодельно заточенные колышки... И все потому, что Роберт Нэвилль – единственный уцелевший «счастливчик», которого не затронул вирус вампиризма. Похоронив родных и заколов с десяток соседей, герой в общем-то уже не видит смысла для дальнейшего существования, однако инстинкт самосохранения заставляет его вести борьбу не только с кровососами, но и с депрессией...
По-моему, Матесону достаточно успешно удалось препарировать чувство одиночества. Хотя это самое одиночество в его толковании носит особо изощренный характер, поскольку Невилль все-таки был окружен людьми – точнее, их новой разновидностью. Как Роберту удалось не сойти с ума – для меня остается загадкой. Многие и при менее трагичном раскладе в миг теряют рассудок, а тут – прямо ода человеческому здравомыслию!.. Хотя зачем я вам рассказываю? – Лучше сами почитайте.
«Невероятный уменьшающийся человек», главная мысль: «я не такой, как все». По сути, история очень похожа на предыдущую: и снова тема одиночества, и снова – вариации на заданную тему.
В один «прекрасный» день Скотт начинает уменьшаться в размерах. Через пару глав он уже смотрит на жену снизу вверх, а еще через три – не в силах поднять дочь на руки. Врачи бьются в попытке разгадать феномен, а Скотт все чаще бьется в истерике. Помимо всего прочего, обратно пропорционально уменьшающемуся росту в нем растет животное вожделение… – Вот тут у меня, пожалуй, есть парочка претензий к г-ну Матесону. Конечно, мужчина, лишенный секса, зрелище удручающее, если не сказать – жалкое, и лишний раз я бы на эту тему живописать не стала... А Матесон своему герою то девочку-подростка подсунет, то карлицу-циркачку. – Высшая степень садизма, на мой взгляд. Опять же руки Скотту никто не отрубал – мне было бы достаточно получить от автора лишь намек на самоудовлетворение героя, и все вопросы сразу бы отпали. Но нет. Скотту, видимо, воспитание не позволяло заняться онанизмом, зато изо дня в день наблюдать из подвала за несовершеннолетней полуголой няней дочери – это он завсегда пожалуйста!.. – Да-а-а.
В основном книга проигрывает из-за описательного видео ряда. Половина повествования утопает в попытках наглядно представить трудовые будни букашки: вот Скотт с трудом вытащил булавку из губки, еле-еле согнул ее в крючок, привязал к нему нитку, закинул крючок на край ступеньки, зацепился им за щель в бетоне и начал карабкаться вверх. – Это я вам коротенько описала процесс, а Матесон в отличии от меня на слова не скупится.
Как и в «Я – легенда», роман изобилует флешбэками – воспоминаниями из прошлой жизни, когда в Скотте было, к примеру, 42 или 35 дюймов роста (кстати, перевести все в сантиметры ни я, ни переводчик не удосужились). Концовка более чем неожиданна. Впрочем, таковой может похвастать и первая история, что мне понравилась куда сильней.


«Тариф на лунный свет», Ильдико фон Кюрти
– Хех. Ставлю ее на одну полку с Бриджит Джонс и «Женщиной на грани нервного срыва», поскольку похожи – если не как близнецы, то хотя бы как родственники.
Очередное девочковое чтиво на предмет «ах, что же надеть сегодня вечером?!» или «эх, как бы еще похудеть на пару кило?!». Подобные книги лишний раз подтверждают нашу схожесть в одном – в желании нравится. И любая женщина в возрастном диапазоне от девяти до девяноста девяти лет мечтает – так или иначе, тайно или явно – о принце на белом коне! Ну, или хотя бы на белом «запорожце»…
История номер раз: «Тариф на лунный свет», чья экранизация весьма и весьма близка к оригиналу. Автором обличаются все прелести терзаний опосля первой ночи секса! «Звонить или не звонить?!» – вот в чем вопрос, и он, скажу я вам, будет поглобальней Гамлетовского.
На фоне переживаний о «мужчине мечты» идут пространные рассуждения о радостях эпиляции, бюстгальтере «вандер-бра» и симулировании оргазма. Пытаясь справится с накатившей неврастенией, 33-х летняя Кора Хюбш названивает лучшей подруге и предается воспоминаниям о новом знакомом, с которым имела неосторожность и удовольствие переспать. – Не скажу, чтобы во многих сценах узнала себя, но сам факт того, что «я умею сходить с ума точно так же!», ужасает и умиляет одновременно.
История номер два: «Эйфория». У Линды Шуман несколько иные проблемы. Она рассталась с любовником, закрутила роман с женатиком и начала переписку с мужчиной, чью квартиру временно занимает. Кроме того, сравнительно недавно героиня похудела на фоне разбитого сердца (прям как я!), зарегистрировалась на сайте знакомств (прям как я!) и завела «голубого» друга-наперсницу (ну… это у меня, очевидно, еще впереди!). В старании победить то и дело накатывающую хандру Линдой будут использованы все известные человечеству средства: разорительный шоппинг, неожиданный отпуск, изнуряющий фитнес и провоцирующий алкоголь (исключительно «в пределах разумного»). В итоге все это вместе и по отдельности взятое приведет сюжет к логическому завершению – хеппи-энд гарантирован.
Эта книга – отличный антидепрессант! Советую! А хронически одиноким даже рецепт на нее могу выписать – обращайтесь.


«Все возможно, детка», Бен Элтон
– Смешно о грустном. История, на протяжении которой бездетная супружеская пара мечтает превратить свой дуэт как минимум в трио…
Сэм и Люси женаты уже десять лет, пять из которых самозабвенно отдавались процессу зачатия, однако самостоятельно преуспеть в этом деле им так и не удалось. Перепробовав все народные средства, наслушавшись советов подруг и начитавшись соответствующей литературы, Люси приходит к неутешительному выводу о том, что самое время обратиться к всемогущей силе медицины, и успешно убеждает в этом Сэма. – Именно с этого момента оба супруга берутся вести дневники, чтобы при помощи эпистолярного жанра фиксировать на бумаге чувства, события и переживания, охватывающие каждого из них в промежутках между беготней по врачебным кабинетам. И вот, пока Люси лелеет идею о сексе в общественном парке неподалеку от «энергетической линии плодородия» аккурат в полнолуние, Сэм учится делать гормональные уколы на апельсинах и самосовершенствуется в прицельном попадании семенной жидкостью в баночки для анализов.
Прибегнув к теме дневников, Бэн Элтон виртуозно отобразил разницу между женским и мужским восприятием: одна и та же ситуация видится нами совершенно по-разному. Более того – иной раз там, где один видит «ситуацию», другой просто отказывается ее замечать. «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут» (С) Киплинг.
Как резюме: могу сказать, что мне понравилось. Правда, кое-какие шутки показались глуповатыми или излишне брутальными (из серии «отрыжка за столом»), да и в целом некоторые вещи доведены до абсурда и максимально утрированы, хотя этим нынче «грешат» очень многие авторы, пишущие в стиле комедийной мелодрамы. Однако сложно (да и боязно) ставить себя на место персонажей – лично я уже сейчас все чаще заглядываюсь на малышей, а не на мужчин. И если бы – тьфу-тьфу-тьфу! – меня постигли те же проблемы, что и Люси, я не ограничилась бы разовым сексом на «линии плодородия» – я бы палатку разбила в непосредственной близости от нее, чтобы постоянно находиться в зоне досягаемости!
Сложная тема. Болезненная для многих пар. Но если не подходить к ней с некоторой долей юмора и иронии, останется только сесть и разрыдаться.
ПС. Книга экранизирована. Кинокартина «Все возможно, бэби!» вышла в прокат в Великобритании в 2000 году. Роль Сэма сыграл ныне известный всем и каждому Доктор Хаус – Хью Лори. Помимо этого Лори вместе с Элтоном значится еще и в режиссерах.

Отправить "О прочитанном. Часть 12." в Google Отправить "О прочитанном. Часть 12." в StumbleUpon

Вам безразлична эта запись.
Оценить эту запись
5 0

Обновлено 25.10.2017 в 13:28 Vella

Обязательные категории
Арт-студия
Категории
Книги

Комментарии

  1. Аватар для Media Ho
    Цитата Сообщение от Vella
    «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут»
    Отлично просто


    Цитата Сообщение от Vella
    Кинокартина «Все возможно, бэби!»
    Надо будет посмотреть из-за одного Хью Лори
  2. Аватар для Сушка с маком
    Цитата Сообщение от Vella
    Бен Элтон
    спасибо! Очень внятные и полезные рецензии.
    А про нескончаемость боеприпасов в Метро 2033 - не смущало, понятно же, что страшилка-бродилка, сферическое метро в вакууме.)
  3. Аватар для БЕРЛОГИН
    Цитата Сообщение от Сушка с маком
    А про нескончаемость боеприпасов в Метро 2033 - не смущало, понятно же, что страшилка-бродилка, сферическое метро в вакууме.)
    Книга написана по компьютерной игре (стрелялке) СТАЛКЕР))).
    Ребята когда делали первого СТАЛКЕРА советовались со СТРУГАЦКИМИ (ИМ) Ему вроде как довольно понравился сюжет. Сказал что получилась бы замечательная книга...

Наши проекты

18+

Яндекс.Метрика