О прочитанном

О прочитанном. Часть 15.

«Моя чужая дочь», Сэм Хайес – Тем, кто только готовится брать «…Чужую дочь» в руки, советую отвести свой чадолюбивый взор от экрана. – Данная рецензия написана главным образом для тех, кто с книгой уже ознакомился. Ключевой вопрос от меня: как по вашему, у которой из героинь было больше шансов свихнуться?..
«Верная жена», Роберт Гулрик – Богатенький дядька решает жениться. Не долго думая, он выписывает супругу по объявлению в газете, так что на перрон скороспелый женишок приходит уже с фотографией бесцветной дамы в чепчике. Однако с поезда сходит возможная звезда «Плейбоя» начала ХХ-го века.
«Бегущий за ветром», Халед Хоссейни – Афганистан, Кабул, зима 1975-года. В небе над городом парит сразу несколько десятков воздушных змеев. Одним цветастым летуном уверено правит Амир, в то время как леску травит Хасан… Через несколько часов, победив в состязании и «срезав» всех противников, они навсегда лишатся детства – каждый по-своему.
«Хрупкая душа», Джоди Пиколт – Уиллоу родилась со страшным диагнозом в совокупности с семью переломанными костями, которые успели заново срастись еще в утробе. Сразу после рождения врачи были вынуждены поставить девочке плевральную трубку для доступа кислорода, проломив заодно и грудную клетку... А дальше увечья исчислялись уже десятками.
«Еще одна из рода Болейн», Филиппа Грегори – Мария Болейн была нежна, добра и наивна. Анна Болейн – тщеславна, горда и спесива. Генрих VIII – похотлив, непреклонен, азартен и похотлив… – Ой, я это уже говорила… В общем, он был похотлив вдвойне, да. Очевидно, именно по этой причине обе сестры побывали в королевской постели.
«Апельсиновая девушка», Юстейн Гордер – Может быть, это добрая книга. Может быть, это легкая книга. Может быть, я ворчливая въедливая тетка, которая просто не видит «луч света в темном царстве». – Зато я теперь так много знаю про телескоп Хаббл!.. Но решительно не понимаю, куда эти ценные знания приткнуть.


«Моя чужая дочь», Сэм Хайес
Гхм… *прокашлялась*. Предупреждаю сразу – возможно, сейчас у меня выйдет достаточно откровенный спойлер, поскольку иначе мне не удастся обрисовать свое отношение к книге и аргументировано объяснить – что конкретно мне не понравилось и почему. Так что тем, кто только готовится брать «…Чужую дочь» в руки, советую отвести свой чадолюбивый взор от экрана. – Данная рецензия будет написана главным образом для тех, кто с книгой уже ознакомился.
Как-то так получилось (по чистой случайности или вмешалось проведение), что в этой подборке оказалось особенно много изнасилований и – как следствие – изнасилованных. По сему открывает плеяду надругательств героиня книги Хайес под номером «один»: девочка 15-ти лет. Родители растят ее в строгости и страхе, в то время как ребенка под шумок трахает собственный дядя. Как результат – девочка беременеет, рожает и сбегает из дома. Далее ей светит вполне успешная карьера проститутки в одном из публичных домов Лондона… С этого места мы отвлечемся на другую героиню – под номером «два». – У этой дамы похищают грудного ребенка с общественной стоянки возле супермаркета, после чего она начинает мнить себя медиумом и приобщается к оккультизму. А теперь ключевой вопрос от меня: как по вашему, у которой из героинь – № 1 или № 2 – было больше шансов свихнуться?.. – Сэм Хайес делает выбор, который, на мой взгляд, едва ли оправдывает послеродовая депрессия.
А пока вы гадаете над моей задачкой, я обмолвлюсь парой слов о героине № 3. Этой красотке достался совершенно дебиловатый муж, который страшно подозрителен и ревнив, но при этом сам исходит слюной, поглядывая на «подругу семьи». – Да ну бред, товарищи. Не хочу я 500 страниц к ряду наблюдать за невнятными метаниями мужичонки, который не в состоянии понять чего ж ему, собственно, надо?.. А в качестве альтернативного объекта для наблюдения авторша может предложить мне разве что брюхатого потного дядюшку, который тра… (см. второй абзац).
Нужно отметить, что у меня вообще очень осторожное отношение к книгам, где упоминается о всякого рода зверствах. Я, конечно, осознаю, что в большинстве таких случаев имеет место «творческий вымысел»… Но зачем измышлять насилие над несовершеннолетним и рассказывать о «прелестях» жизни в борделе? – Это ж как страшно надо ненавидеть своих героев, чтобы обрекать их на подобные судьбы?..
Опять же если я сейчас возьмусь описывать наркотическую ломку, не разу в жизни ее не испытав, – каков будет результат? Полагаю, мои попытки окажутся на редкость невнятными, местами даже лицемерными, к тому же, наверняка, достаточно далекими от истины. – Наркоманам «на потеху». Так вот едва ли на долю Хайес выпала хотя бы половина из тех ужасов, что присутствуют в книге – от того меня постоянно не покидало чувство картинной постановочности всего действа. Слезовыжималка да и только. Вас пытаются заставить сопереживать героям, как реальным людям, при случае подчеркивая, что это – всего лишь герои, так что вы изначально без толку тратите на них свои душевные силы.
Читала с трудом. В свете всего вышесказанного неоднократно могла бы бросить – но это не в моих правилах.


«Верная жена», Роберт Гулрик
– Интересно, у кого рука поднялась занести этот шедевр в топ-лист на амазон.ком?..
Итак, первая пара глав – а у меня уже зубы сводит от сильнейшего чувства де-жа-вю. Точнее – от чувства доподлинного узнавания завязки книги «Соблазн» («Вальс в темноту»), авторства Корнелла Вулрича, которая вот уже лет 7-8 стоит на моих полках. По «Соблазну» в 2001 году был снял одноименный фильм с Антонио Бандерасом и Анджелиной Джоли в главных ролях. Поэтому, если даже вы не читали «Соблазн», то вы могли его как минимум видеть и слышать!..
В общем Гулрик начинает слизывать идею Вулрича, причем, достаточно посредственно. В двух словах обрисую начало сразу обеих историй: богатенький дядька решает жениться. Не долго думая, он выписывает супругу по объявлению в газете, так что на перрон скороспелый женишок приходит уже с фотографией бесцветной дамы в чепчике. Однако с поезда сходит возможная звезда «Плейбоя» начала ХХ-го века. Краснея и бледнея, секс-бомба в кринолинах пытается невнятно объяснить подлог с фотографией, в то время как встречающий ее дядька стремительно обалдевает от свалившегося на него счастья. – Конечно, залетные красотки так просто не являются в захолустные селения ради замужества с человеком, которого даже не знают (зато имеют четкие представления о его баснословном состоянии, ага). И то, что начинается с обмана, как правило, ничем хорошим не заканчивается...
Чего там было дальше у Вулрича, я, признаться, в подробностях уже не помню, но сдается мне, что Гулрик решил положиться на собственную фантазию и, чтобы хоть как-то развлечь читателя на пути к финалу, он сдабривает повествование постельными сценами. – Тушите свет!..
В итоге, количество упомянутых сцен зашкаливает, а их качество порой оставляет желать лучшего. Для обычного дамского романа это слишком много, а для романа эротического – слишком мало. Между тем все герои Гулрика (а, может, и он сам?..) озабочены сверх всякой меры и доказывают свое любвеобилие буквально на каждой третьей странице. Доказывают так рьяно и самозабвенно, так сопливо и разболтано, что отбивают у меня всякую охоту заниматься сексом в ближайшее время – из-за вынужденного пресыщения чужой похотью. (Ну, или из боязни не соответствовать – тут уж как посмотреть…).
Что ж… Похвалить могу главным образом за атмосферность – огромный дом на окраине городка, жители которого поочередно сходят с ума. Причиной массовых помешательств служит долгосрочная зима, непроглядная темень, собачий холод и отсутствие каких-либо развлечений (кроме пресловутого секса, конечно). – Готичненько. По-настроенчески так.
Ах, да… Заявленное ранее изнасилование случится ближе к концу повествования. Ждите. Но – мой вам совет – лучше прочтите или пересмотрите «Соблазн».


«Бегущий за ветром», Халед Хоссейни
«Мы любим людей за то добро, которое для них сделали, и ненавидим за то зло, которое им причинили». Воистину. – Эта книга меня тронула. А местами – покоробила. И в обоих случаях на то были свои причины…
Афганистан, Кабул, зима 1975-года. В небе над городом парит сразу несколько десятков воздушных змеев. Одним цветастым летуном уверено правит Амир, в то время как леску травит Хасан… Через несколько часов, победив в состязании и «срезав» всех противников, они навсегда лишатся детства – каждый по-своему. А еще через несколько лет, с началом войны – лишатся и дома в его привычном понимании… Но пока – столы ломятся от восточных яств, к весне готовятся расцветать гранаты, а улицы оглашают звуки кавали и детский смех. Жизнь продолжается. И два друга смотрят ввысь, наблюдая за полетом воздушного змея…
Роман достаточно тяжелый. В нем много насилия, несправедливости и жестокости. В нем история предательства, которое глубокой бороздой проходит по всем страницами, и попытка искупления – запоздалого, вынужденного, горького искупления. А еще в нем очень яркий образ Афганистана: даже когда Амир эмигрирует в Америку, он везет свою родину с собой, прихватив увесистый фото-альбом из воспоминаний, в центре которых – Хасан. …И тем не менее, по-моему, автор несколько подкачал в старании раздать всем по заслугам и переусердствовал в желании показать, насколько хороша жизнь на чужбине.
Поскольку все повествование развивается циклически и прежние связи возобновляются, то ближе к концу сюжета становится очевидным: «злодей из первого акта» вот-вот снова выйдет из-за кулис. И единственно возможной жертвой для его надругательств – из тысячи брошенных детей Афганистана – непременно окажется сын Хасана, разыскиваемый Амиром… Удивлены? – Зло, конечно, будет наказано, но как-то неубедительно. Зато добро – ущербное и трусоватое – огребет по полной.
Засилье «бэкапов», вероятно, также не пошло книге на пользу. Семейная способность стрелять из рогатки, проклятье «заячьей губы» и даже ключевая фраза Хасана из уст Амира – все это вместе взятое смотрится по-мыльному сериально. Таких оборотов можно было избежать, но Хоссейни рассудил иначе, тогда как время перекроило лицо Кабула до неузнаваемости – без возможности возврата или повторения…
Книгу стоит прочесть. Думаю, каждый найдет в ней что-то ценное для себя. Это не «жвачка-однодневка», которыми пестрят прилавки книжных магазинов, но и на изысканный фуршет рассчитывать в данном случае не приходится.


«Хрупкая душа», Джоди Пиколт
Хорошо, что авторов много. Хорошо, что книг еще больше… Я успела несколько отвыкнуть от манеры изложения Пиколт и отдохнуть от судебных разбирательств, в которых даже выигрыш выглядит откровенным проигрышем.
Если собрать романы Джоди в стопочку (на текущий момент их у меня 5 штук) и прочитать друг за другом, станет очевидна их похожесть. В каждом присутствует образ несчастного ребенка. В каждом слушается юридическое дело. В каждом ведется рассказ от имени разных героев. Но грести все под одну гребенку я бы, пожалуй, не стала.
Уиллоу родилась со страшным диагнозом в совокупности с семью переломанными костями, которые успели заново срастись еще в утробе. Сразу после рождения врачи были вынуждены поставить девочке плевральную трубку для доступа кислорода, проломив заодно и грудную клетку... А дальше увечья исчислялись уже десятками.
Остеопсатироз – это болезнь несовершенного костеобразования, обусловленная дефектом коллагена, из-за чего кости становятся хрупкими и могут поломаться, если человек споткнется, резко дернется или чихнет. – Данное определение больше похоже на равнодушную, безличную выдержку из медицинского научного справочника. И из сказанного вроде бы понятно, что творится с человеческим телом, когда оно поражено таким недугом. А вот что творится с душой?.. Как живется маленькой девочке, вынужденной месяцами валяться в кровати, то и дело меняя гипсовый корсет на ходунки и обратно?.. Как живется ее матери, что бросила работу и выучила наизусть телефоны ближайших больниц? Как живется отцу Уиллоу и ее старшей сестре?.. Сказать «тяжело» – значит, не сказать ничего.
Но помимо страшной болезни, которая уже произошла по факту, в основе лежит другая извечная проблема – проблема выбора, который еще не сделан и от которого есть возможность отказаться. Насколько он этичен, морален, справедлив и правилен? Оправдан ли он?.. Но так или иначе, Шарлота решает судиться со своей акушеркой-гинекологом, Пайпер, из-за врачебной халатности. Ведь всех мучений можно было избежать, вовремя поставив диагноз плоду и – как вариант – предотвратив само появление Уиллоу на свет. Далее этот юридический вопрос будет фигурировать в суде как «дело об ошибочном рождении». И выбор Шарлоты поставит под сомнение не только жизнь дочери, но и целесообразность существования всей семьи.
Книги Пиколт – мудрые. Они непредвзятые. Человечные. В них очень много настоящих, неподдельных эмоций и переживаний, в которых я не чувствую ни грамма фальши… Мне безумно нравится, как Джоди выстраивает фразы, закольцовывает речевые обороты, подводит итоги словами своих героев. – Это несомненное мастерство (+ низкий поклон переводчикам)… И пускай Пиколт кроит костюмы по одному лекалу, но кроит она их виртуозно. И сидят они отменно. – Как раз это и зовется авторским стилем. Потому я думаю, что пока рановато говорить об однотипности и конвейерном производстве. Лучше примерьте эту книгу на себя. И попробуйте ее износить.


«Еще одна из рода Болейн», Филиппа Грегори
Под звуки дворцовой музыки и смех придворных, в пыли гарцующих лошадей и блеске драгоценностей, крутым лестницами и тайными ходами вершилась история Англии!.. Одно из ключевых событий этой истории освещается в книге госпожи Грегори – это разрыв Генриха VIII с Католической церковью, который круто изменил расстановку сил на политической арене тех дней. Однако куда интересней и содержательней обстоятельства, что предшествовали судьбоносному решению монарха и повлекли за собой череду казней, отречений и даже войну...
Мария Болейн была нежна, добра и наивна. Анна Болейн – тщеславна, горда и спесива. Генрих VIII – похотлив, непреклонен, азартен и похотлив… – Ой, я это уже говорила… В общем, он был похотлив вдвойне, да. Очевидно, именно по этой причине обе сестры побывали в королевской постели, с той лишь разницей, что одной из них удалось закрепиться в койке на законных правах... – В книге от лица Марии описывается долгий процесс восхождения Анны на английский престол.
Читается интересно. Написано бесхитростным языком, хотя зачастую излагаются вещи, актуальные для Британии времен абсолютной монархии. Другое дело, что терзания влюбленной девочки мало чем изменились за последние 3-4 столетия: «ах, как же он на меня посмотрел!», «ух, как же я его люблю!», «ох, как же мне без него жить!» и все в таком же роде. – Тем сильнее поражает цинизм, с которым родители перекидывают свое юное чадо из постели одного мужчины в постель другого. (А потом те же «сердобольные» родители благословляют дочку на рождение бастардов, после чего отсылают их всех с глаз долой – за ненадобностью).
…Касательно возможных упреков автору в несовершенном знании традиций того периода – думаю, какой-нибудь дотошный знаток Англии ХVI-го века при желании найдет к чему придраться, тогда как мне были решительно по барабану некоторые исторические неточности или фривольные фантазии автора, поскольку в итоге все ожидания оказались оправданны! Я не вспомню – из стеклянного или из золотого кубка пил Генрих, наблюдая за танцующими сестрами Болейн – но я буду лелеять обуревающие его страсти как свои собственные! В конце концов, это художественная литература, а не документальные хроники, от которых ждешь фактов и ничего кроме фактов. Грегори же показала миру добротный исторический роман – с любовью, ненавистью, обманом, предательством, вероломством, коварством и всем прочим, что полагается иметь в арсенале каждому уважающему себя историческому роману. Браво!
ПС. Кинопостановка с Портман, Йоханссон и Баной числится в любимчиках! Настоятельно рекомендую – до, после или хотя бы вместо прочтения книги. Роскошные наряды, красивые актеры, великая история – наслаждайтесь!


«Апельсиновая девушка», Юстейн Гордер
В прошлом обзоре я уже рассматривала писательские способности Гордера на примере «Дочери циркача». В этом – будем препарировать «Апельсиновую девушку». Следовательно, устраиваетесь поудобнее. Начнем. Желающие могут разобрать скальпели и присоединиться к моей любительской хирургической процедуре...
Гордер становится узнаваем – главным образом благодаря пристрастию к осколочному повествованию. Он дробит свой рассказ на куски, а потом пытается их сшить. Мысли скачут, временные отрезки сменяются, а Гордер знай себе кудесничает… На деле же получается нечто вроде «история в истории» – и хорошо еще если прототипом послужила красочная матрешка, а не беременная жена Франкенштейна...
Может быть, это добрая книга. Может быть, это легкая книга. Может быть, я ворчливая въедливая тетка, которая просто не видит «луч света в темном царстве». – Зато я теперь так много знаю про телескоп Хаббл!.. Но решительно не понимаю, куда эти ценные знания приткнуть. Зачем автор обременил меня сей мудростью – ума не приложу.
Лучше бы он подлечил своего главного героя – того, что пишет своему сыну письмо в будущее, лежа на смертном одре. И я сейчас не о болезни, которая подкосила горемыку… Лечится тому надо было начинать раньше, когда в голову стали лезть несуразные объяснения наличию огромного количества апельсинов в руках у незнакомой девушки. Чтобы такое напридумывать – нужно олицетворять собой ребенка 4-х лет отроду с весьма развитым воображением (что исключается постольку-поскольку…) или числится в постоянных клиентах у нарко-диллера (на крайняк – у психоаналитика). Тут, Годер, на мой взгляд, чавой-то перемудрил. И свой перемудреж (извините) он сдабривает какими-то псевдофилосовскими выкладками о ценности каждой жизни в отдельности и красоте этого мира в частности. А финальный вопрос от отца к сыну – это и вовсе отдельная тема...
Оговорюсь, что мне еще никогда не доводилось стоять одной ногой в могиле, потому могу лишь предполагать – до чего бы сама додумалась в такой «сомнительной позе». Но писать нравоучительным тоном какие-то пошлости и банальности своему дитятке загодя – вот это не хотелось бы.
Допускаю, что я слишком увлеклась разделыванием прочитанной книжки… Лучезарные мгновения там тоже были, да и сама идея хороша. Но норвежцы нагоняют на меня тоску или вводят в легкий ступор еще со времен «Полубрата» Кристенсена. Так что в ближайший месяц – никаких скандинавов с цитрусовыми. Попробую пожевать отечественные сухофрукты...

Отправить "О прочитанном. Часть 15." в Google Отправить "О прочитанном. Часть 15." в StumbleUpon

Вам безразлична эта запись.
Оценить эту запись
2 0

Обновлено 18.09.2017 в 15:11 Vella

Обязательные категории
Арт-студия
Категории
Книги

Комментарии

Наши проекты

18+

Яндекс.Метрика