О прочитанном

О прочитанном. Часть 17.

«Все семь волн», Даниэль Глаттауэр – Библиография автора свидетельствует о том, что Даниэлю понадобилось три года, чтобы собраться с мыслями, а Эмми и Лео – 9 месяцев, чтобы наладить стабильный поток корреспонденции в обе стороны. Главное теперь, чтоб Глаттауэру не пришла на ум очередная красивая фраза, которую можно положить в основу следующей книги.
«Семья», Тони Парсонс – Что-то какая-то странная тенденция в современной литературе наблюдается – повадились мужики женские книжки клепать! И я сейчас даже не столько содержание имею в виду, сколько внутреннее ощущение авторства. – Уж больно по-бабски вышло… Взгляд с позиции сильного слабого пола, стоящего на каблуках.
«Давай поженимся», Джон Апдайк – Действо начинается первым актом: любовнички резвятся на пляже, в то время, как их дражайшие половины, очевидно, растят детей, зарабатывают деньги и сшибают люстры рогами. Акт второй: любовнички едут в другой город, чтобы сменить прибрежный песок на казенные простыни. Половины тем временем сшибают оставшиеся люстры, которые по счастливой случайности уцелели в акте первом…
«Леонид обязательно умрет…», Дмитрий Липскеров – К современной русской прозе я несколько предвзята и, очевидно, слишком много от нее хочу. Книги на вроде «Casual» и «Духless» не устают разочаровывать мои ожидания, потому зачастую я предпочитаю не только не ждать, но и не читать ничего русско-писанного. Оттого к «Леониду…», который при смерти, мои руки тянулись с опаской и недоверием.
«Флоренс Аравийская», Кристофер Бакли – Это достаточно развлекательное чтиво, освещающее реальную проблему – угнетение женщин в мусульманских странах, где за бегство от мужа отрубают голову, а за измену – забивают камнями. Не знаю, как Бакли додумался до подобного сочетания, но, вероятно, современное общество согласно глотать горькие пилюли только в том случае, когда эти пилюли упакованы в конфетную обертку.


«Все семь волн», Даниэль Глаттауэр
– Возможно, некоторым историям даже полезно оставаться неоконченными... Первую книгу («Лучшее средство от северного ветра») я воспринимала вполне самостоятельным произведением, которое не нуждалось в хеппи-энде. – В конце концов, жизненные сюжеты, подобные этому, в большинстве своем завершаются далеко не так радужно, как хотелось бы… Но толи Глаттауэр не мог бросить своих героев на произвол судьбы, толи издатели жаждали легкой наживы на сиквеле – итог один: продолжение вышло в свет. Итак, во второй книге Лео Лайке и Эмми Ротнер возобновляют свой виртуальны роман – роман, который будет дописан, опубликован и благополучно прочитан мной за пару дней.
Библиография автора (+ копирайт на книгах) свидетельствует о том, что Даниэлю понадобилось три года, чтобы собраться с мыслями, а Эмми и Лео – 9 месяцев, чтобы наладить стабильный поток корреспонденции в обе стороны. Они по-прежнему обезоруживающе болтливы, пугливы, наивны и инфантильны до невозможности. Даже не знаю: кто кого способен перещеголять! Но – как будто всего перечисленного мало – герои до сих пор безнадежно влюблены друг в друга, потому их прочие «достоинства» затмеваются глупостью, что то и дело проскальзывает в мыслях\словах\поступках… Они периодически криво шутят, умудряются строчить сообщения со скоростью света и – по традиции – избегают личных встреч. Однако наблюдать за этим всем не менее интересно, чем за игрищами двух морских котиков в брачный сезон!
…Кстати, я немного не понимаю тех, кто упрекает персонажей в неадекватности и нерешительности. Ну, все равно что детей обвинять в том, что они хулиганят. Именно в своем страхе причинить боль или испортить все неосторожным шагом Эмми и Лео были предсказуемы и очевидны. – Тут волей-не-волей саму себя начнешь вспоминать в периоды особого обострения эйфории: словно по минному полю гуляешь. С одной стороны боишься сделать резкое движение, а с другой – да пропади оно все пропадом!.. И пускаешься в пляс (да по минному по полю, ага)!.. Конечно, два с лишним года – слишком продолжительный срок для выяснения отношений, но будь наши морские котики поактивнее – чего б мы тогда читали? Брошюрку на сто страниц?.. Впрочем, главное теперь, чтоб Глаттауэру не пришла на ум очередная красивая фраза, которую можно положить в основу третьей книги. – Это было бы слишком даже для Лео с Эмми, господа издатели.
Мне же импонируют подобные романы, особенно если предварительно долго читаешь что-то на редкость длинное и заунывное. А поскольку сильные ветра провоцируют высокие волны, осталось лишь немного подождать, когда и меня прибьет к нужному берегу…


«Семья», Тони Парсонс
М-м-м… Что-то какая-то странная тенденция в современной литературе наблюдается – повадились мужики женские книжки клепать! И я сейчас даже не столько содержание имею в виду, сколько внутреннее ощущение авторства. Вот если бы кто сунул мне в руки это чтиво без обложки, а потом задал вопрос с подвохом: «как думаешь, кто написал?!» - я бы с уверенностью в 95 % ответила «тетенька!». И подвох оправдал бы себя – уж больно по-бабски вышло… Взгляд с позиции сильного слабого пола, стоящего на каблуках.
О сюжете: Кэт, Джессика и Меган остались сиротами при живой матери еще в детстве, в то время как отец был озабочен собственной карьерой. Уже будучи во взрослом, сознательном возрасте, каждая из них пытается выстроить свою личную жизнь, но дела не шибко ладятся… Главный вопрос в шоу под названием «как стать счастливой» – вопрос материнства. Кэт дорожит своей независимостью, но когда узнает о вазэктомии, на которую когда-то решился ее разведенный любовник – впадает в некое подобие уныния. Джессика, будучи замужней домохозяйкой, в свою очередь тщетно сражается с бесплодием и по степени отчаянья значительно превосходит сестру. Но веселее остальных, полагаю, приходится Меган – она залетает после «случайной половой связи» и решает рожать.
Повествование ведется по большей части от лица каждой из сестер (по очереди), но особенно занятно наблюдать за мужчинами в этом романе. – У Тони Парсонса они если не идеальны, то весьма близки к совершенству. Судите сами: любовник Кэт не долго думая бежит восстанавливать свои семявыносящие протоки, муж Джессики предлагает ей усыновление и покупает новый дом, а одноразовый партнер Меган, узрев ее беременной, даже не чурается ответственности. – Это не настоящие мужчины, а откровенно киношно-литературные персонажи, наподобие благородного Зорро или щедрого Робин-Гуда. О таких мужчинах обычно бесперспективно грезит женщина, и, не встретив ничего похожего на упомянутые образчики, начинает о них писать... Если же Тони Парсонс брал себя и свое личное поведение в качестве прообраза для героев – то я хочу за него замуж. В срочном порядке.
…Все это могло бы прокатить под ярлычком «дамским роман», когда б не попытка обсудить проблемы деторождения. Да и образцово-показательные мужчины ближе к финалу очеловечатся, совершив парочку нелицеприятных поступков. – Все мы смертны. Все мы имеем право на ошибку… И на потомство!


«Давай поженимся», Джон Апдайк
…Я когда-то уже читала Апдайка – «Иствитские ведьмы». Помню, вся опплевалась, не смотря на любимую мной экранизацию. При ознакомлении с «Давай поженимся» тоже пару раз возник порыв харкнуть. – Уж больно это все некрасиво.
Итак, меня не уводили из семьи (поскольку у меня ее нет) и я не разрушала чужих браков (поскольку себе дороже). Я допускаю, что партнер(ша) может настолько опостылеть, что начнешь поглядывать (если не похаживать) налево, но меня как-то не прельщает подобное объяснение. И я весьма рассудочная особа – в чем мой основной козырь.
Предупреждаю: дальше начну ехидничать.
Действо начинается первым актом: любовнички резвятся на пляже, попивая винишко и признаваясь друг другу в искренних чувствах (да здравствуют чревоугодие и прелюбодеяние, да!). В это время их дражайшие половины, очевидно, растят детей, зарабатывают деньги и сшибают люстры рогами. Акт второй: любовнички едут в другой город, чтобы сменить прибрежный песок на казенные простыни. Половины тем временем сшибают оставшиеся люстры, которые по счастливой случайности уцелели в акте первом. Акт третий: неожиданно для себя, меня и автора, рогатые половины тоже предаются совместному разврату. Ну, а теперь, прежде чем рассказывать дальше – конкретизируем: Джерри и Руфь женаты, Ричард и Салли женаты, но у Джерри и Салли – долгосрочная любоффь, а у Ричарда и Руфи – кратковременная интрижка. Там еще чуть ли не по трое детей с каждой стороны, да-а-а-а…
Я с трудом выносила тот розовый кисель, который выливали друг на друга Джерри и Салли. Местами смотрелось пошло и низкопробно («…ты была предназначена мне на Небесах, и Небеса же не разрешают мне быть с тобой»). Тандем «Ричард-Руфь» казался мне чуть более симпатичным, но вскоре они сами себя дискредитировали, когда Ричард начал активно поливать оскорблениями жену, а Руфь – слишком истерично хвататься за мужа… Таким образом, ближе к финальному акту капризная примадонна (Салли), религиозный нытик (Джерри), опущенный авторитет (Ричард) и скорбная домохозяйка (Руфь) собираются вместе, чтобы обсудить извечное: «кто виноват?» и «что делать?».
– Дочитывала без особого интереса… Понравился в основном описательный слог Апдайка (за вычетом диалогов), а герои симпатии или сочувствия так и не вызвали. Ситуация, в которой они оказались, не делает им чести, впрочем как и невнятные попытки ее разрешить. – «Да минует меня чаша сия…»


«Леонид обязательно умрет…», Дмитрий Липскеров
– Ух ты ж! Это мне удачно присоветовали книжку!.. Она оказалась неким откровением местного масштаба, что в свою очередь вызвало у меня достаточно яркую неоднозначную реакцию на все «происходящее» под обложкой.
К современной русской прозе я несколько предвзята и, очевидно, слишком много от нее хочу. Книги на вроде «Casual» и «Духless» не устают разочаровывать мои ожидания, потому зачастую я предпочитаю не только не ждать, но и не читать ничего русско-писанного. Оттого к «Леониду…», который при смерти, мои руки тянулись с опаской и недоверием.
Сначала пленил стиль изложения – цепкий язык с оригинально завернутыми фразами, не лишенными юмора и иронии. Потом заинтриговали колоритные персонажи – бабка-снайперша и на редкость рассудительный эмбрион. Дальше – накрыл сюжет, в котором многоходовые комбинации судьбы сводили и разводили героев, словно фигурки на шахматной доске. – Липскеров умело вел игру, создавая некую фантастическую реальность, параллельную нашей, чье существование настойчиво внушалось читателю. И к основным отличительным чертам новой реальности, полагаю, можно отнести незаурядную меткость, предчувствие смерти, способности к левитации и даже продление молодости. Границы времени и пространства раздвигались героями романа, так что выдуманный мир затягивал – то есть буквально засасывал в себя. Весьма атмосферная книга. Выпуклая. Объемная. Многогранная. Но есть и претензии – куда ж без них?..
Концовка, на мой взгляд, получилась смазанной – помешали лишние отступления, которые злонамеренно отодвигали финал, но при этом не несли в себе особенной смысловой нагрузки. Еще тяготило засилье секса, но потом я попривыкла и уже воспринимала его как часть декораций – будь то пейзаж или квартира. Тем не менее, меня покоробил венчанный «детский» брак. Почему-то я, пресыщенная плотскими удовольствиями первых глав, углядела в этом акте некоторые зачатки педофилии (по сюжету мальчик намного превосходил девочку в моральном созревании и «осуществить задуманное» сразу же ему не позволило созревание физическое – пришлось изрядно подождать). К слову сказать, изнасилования, изощренная смерть от муравьев и процесс омоложения – тоже не для слабонервных читателей с хрупким восприятием действительности. Так что не советую книгу особенно религиозным, нервным и впечатлительным натурам с хорошей фантазией.
Думаю, могла бы долго и пространно рассуждать об этом романе, но мне не хочется заранее раскрывать все перипетии сюжета не читавшим, а прочитавшие, полагаю, уже сделали собственные выводы. Сама же я когда-нибудь непременно продолжу знакомство с творчеством автора. – Любопытно…


«Флоренс Аравийская», Кристофер Бакли
Это – достаточно развлекательное чтиво, освещающее реальную проблему – угнетение женщин в мусульманских странах, где за бегство от мужа отрубают голову, а за измену – забивают камнями. Не знаю, как Бакли додумался до подобного сочетания, но, вероятно, современное общество согласно глотать горькие пилюли только в том случае, когда эти пилюли упакованы в конфетную обертку.
Начинается все достаточно задорно – бойкая бесстрашная журналистка Флоренс Фарфалетти, ратующая за права женщин на Ближнем Востоке, попадает под покровительство неких загадочных спецслужб. Ее щедро субсидируют, стимулируют к вербовке «группы-поддержки» и отправляют в пограничное государство, чей правитель до поры умудрялся сидеть на двух стульях, угождая и Востоку, и Западу одновременно. Как результат – Флоренс в партнерстве с женой шейха открывает местный телеканал для женщин, чтобы исподволь высмеивать некоторые законы шариата и сеять идеи феминизма среди угнетенных зрительниц. Но неожиданно для себя журналистка заигрывается до такой степени, что провоцирует государственный переворот и попадает в опалу у собственных покровителей. – С этого момента сюжет из шпионского детектива эволюционирует в кровавый боевик.
Бакли очень легко пишет: неглубокий, прямолинейный, разговорный язык. Сарказм и ирония в нужной дозировке – не раздражает и не хлещет через край. Герои достаточно живые – их мотивация ясна и понятна. Что до выбранной темы… – Полагаю, она все-таки не для развлекательной литературы подобного склада, но когда не находится иного способа привлечь внимание людей к чужой жестокости – сгодится и эта книга.
…Пару месяцев назад в одном фотографическом сообществе я наткнулась на обложку журнала «Time» от 1-го августа 2010 года с крупным портретным снимком девушки – Биби Айши. На снимке у нее отсутствовал нос – вместо него на лице зиял черный треугольник, который мы привыкли видеть на черепе, окантованный зарубцевавшейся кожей. Привожу краткую историю натурщицы: «…на фотографии изображена 18-летняя девушка по имени Биби Айша из провинции Урузган в Афганистане, сбежавшая к своей семье от жестокости мужа. Талибан прибыл в ту же ночь с требованием, чтобы Биби предстала перед судом. Когда был вынесен приговор, деверь Биби схватил ее, и муж отрезал ей уши и нос. После этого Биби осталась одна, отвергнутая семьею, но ее обнаружили сотрудники гуманитарной помощи и американские военные. Так она оказалась в убежище для женщин в Кабуле, откуда была доставлена в Америку в центр пластической хирургии. Сейчас Биби Айша живет в Соединенных Штатах». …И носит лицевые протезы. Она удивительно красива – с черными глазами восточной женщины и открытой, искренней улыбкой. И да хранит ее Аллах.

Отправить "О прочитанном. Часть 17." в Google Отправить "О прочитанном. Часть 17." в StumbleUpon

Вам безразлична эта запись.
Оценить эту запись
2 0

Обновлено 13.11.2017 в 15:20 Vella

Обязательные категории
Арт-студия
Категории
Книги

Комментарии

Оставить комментарий Оставить комментарий

Наши проекты

18+
Яндекс.Метрика