Катаю по субботам. Записки сумасшедшей графоманки

What’s outside of the echo chamber?

Мультитран дает переводы echo chamber: замкнутый мирок; атмосфера, в особенности в соцсетях, когда любое выраженное мнение получит одобрение, потому что его услышат или прочтут люди, которые придерживаются такого же мнения; герметичное, бесконечно воспроизводящее себя, идеологизированное псевдознание (налагающее запрет на критическое мышление…). Но если дословно – эхо-камера получается. Люди с одинаковым мировоззрением кучкуются, отбиваются эхом, повторяют, оттачивают одни и те же мысли, поглаживают друг дружку и защищаются таким образом от неприятных непривычных чуждых взглядов, идей, мировоззрений. Такой уютный “кланчик” в какой-то соцсети непременно найдется для каждого. И это неплохо, я считаю. Но настоящие “мои университеты” и открытия, и расширение пространства происходят, когда попадаешь в непривычную среду или сталкиваешься с незнакомым и на первый взгляд неприемлемым.
----
Джон в прошлом жил в индустриальном предместье Филадельфии, где порт и верфи. Бар открывался в полпятого утра, и там было не протолкнуться – каждый спешил пропустить по маленькой перед сменой. В этом баре пропадал до и после смены его отец, пока мать дома с многочисленным семейством управлялась, а потом и сам Джон. Через много лет Джон вылечился от алкоголизма и стал, по его мнению, достойной партией. Он продолжал жить с женой, которая его не переносила, не подпускала к себе на пушечный выстрел и называла не иначе как лузером. Он писал безуспешные имейлы всяким секретаршам и работницам кафетерия со срамными предложениями. Внешне он производил вполне приятное впечатление, но был немыслимый зануда и примитив. Чего делать с дочкой – ума не приложу: девять лет, читает запоем про какое-то графье, так поначитается и будет считать, что она лучше нас. (Так и вспоминается Огаст, как она рассказывала, что мамка бойфренда спрашивает Tell me about your girlfriend, what is she like? –– She reads alot. –– O, that's not healthy! Он так и не понял, в чем йумор этой шутки, вроде как всем известная истина.) Заходя в любой кабинет, Джон сходу начинал перекладывать что-то на столе: карандашик к карандашику, листочки в стопочку… Лучше б уже продолжал пить.
----
Керен было чуть за сорок. Блондинка со смазливым лицом и приличной фигурой. Тупая непроходимо. Сама о себе запросто могла сказать: ну что с меня взять, с тупой блондинки. Опаздывала на работу на полчаса, распаковывала завтрак и устраивала трапезу. Потом шла на перекур. На замечания начинала рыдать и рассказывать о своей тяжелой жизни: у мужа не встает даже от виагры. Они много лет дружили семьями с соседями. И вот она полюбила этого соседа. Ах, он копия Ричард Гир, а про меня всегда говорили, что я похожа на Кэтлин Тернер. Он летчик, а она боится самолетов. Он уговаривает ее полетать, стать членами Mile High Club – такое всемирное тайное сообщество тех, кто трахался во время полета. Однажды поздно вечером пришлось ехать в оффис: туалет на втором этаже протек и залил библиотеку. Керен позвонила завхозу, чтобы сообщить о происшествии в восемь вечера. В восемь? Да она с четырех не сводила глаз с часов, чтоб ровно в пять сорваться и не пересидеть ни минуты. Ну вот решила вернуться и поработать, подучить новый интерфейс. Так и не добилась от нее, чего там произошло, но без пилота не обошлось, к гадалке не ходи. И что меня реально бесило, так это отношение к ней мужчин по работе. Будь то айтишники, уборщики, старые, молодые: на любую ее оплошность только лыбились, терпеливо повторяли на что не надо нажимать, чтоб комп не замораживался, где чего искать, срывались за ней приносить, уносить… Был бы кто другой, давно б послали и наябедничали. Приходит она как-то жалуется, что зарплата маленькая, муж сказал, что слишком дорого каждую неделю приклеенные ногти наращивать и френч маникюр делать, вот теперь с простым хожу… Или вот: на юристов денег нету, разводиться начну – муж последнюю рубашку отберет. Может, книжку купить и самой разобраться, я видела такую книжку, там как раз про самодельный развод. Но он же сразу заподозрит неладное, если с книгой меня увидит, я никогда книг не читаю. Давно это было, сейчас то поди в ютубе можно научиться, двадцатиминутное видео – и разводи сам себя.
----
Еще были две сестры. Одна на другую вечно приходили жаловаться. Тоже свои истории рассказывали. Мама их с третьей сестрой на остановке автобуса оставила и пропала. Им было 12, 9 и 5. Воспитывала их в результате бабка, папина мама. Мама та объявилась потом, когда они были уже взрослые, и они друг дружку обвиняли в недостаточном к ней уважении. Об этих двух просто книгу можно писать, какие они истории семейные рассказывали, изобличая ничтожность другой и оттеняя свою святость.
----
А на прошлой неделе по работе – 13-летняя девочка-отличница, альбиноска из Танзании. Альбиносы из Танзании получают статус беженца автоматом в США, потому что на родине на них охотятся и их расчлененные части тела потом продаются по многим африканским странам как священные мощи, от всех болезней. Девочка говорит, что придет с тетей для освидетельствования. Я объясняю, что за несовершеннолетних только родители уполномочены бумаги подписывать. Она грит: моя тетя уполномочена. Потом выясняется, что это никакая не тетя, а вторая жена папкина. Типо. Она занимается всеми детьми, их школами, секциями и еще работает, а биологическая мать по дому хозяйничает. Тетя с виду приличная такая женьчина, ухоженная, разодетая, с хорошей речью… А нам, когда на гражданство подавали, вопрос был: не практикуете ли вы полигамные семейные отношения? Теперь, наверно, уже вопрос снят, вместе с гендерной спецификой, однополыми браками и прочей нарастающей пидорасией.

Отправить "What’s outside of the echo chamber?" в Google Отправить "What’s outside of the echo chamber?" в StumbleUpon

Вам безразлична эта запись.
Оценить эту запись
1 0
Обязательные категории
Я и они
Категории
Без категории

Комментарии

Наши проекты

18+

Яндекс.Метрика