IrIr

Отец

Война глубоко сидела в его душе, хоть сам он и не воевал, родившись только за три года до ее начала. Но мои сказки на ночь непременно включали подвиги пионеров-героев. Не настоящих пионеров, выдуманных. Которые на глазах у всего фашистского командования прятали в лесу раненого Советского летчика или минировали их штаб. «Темная ночь, только пули свистят по степи», - лилась песня, завершая вечер с папой.

Он Был третьим в семье из 5 детей. Обожал старшую сестру. На ее руках, считай, и вырос. И до конца жизни между ними чувствовалась незримая особая связь. Я – единственный ребенок. Мне этого не понять.

Мелкий татарчонок Мансурка лишился обеих ног, где-то наступив на мину, и теперь передвигался исключительно на тарантайке – грубо сбитой деревянной платформе на колесиках -. Вся остальная пацанва за копейку в очередь арендовала Мансуркину тарантайку для забавы – оттолкнуться руками от земли и нестись вниз по улице, как с горки на санках зимой, замирая от восторга. К вечеру от тарантайки оставались рожки да ножки. Мансуркина мать, хватала за вихры и трепала за уши, любого, кого ловила на развлекухе. Доставалось всем поровну. И нашим,и ихним. Мансуркина тарантайка стала нарицательным именем по жизни.
Оголодавшая детвора делала набеги и на городской рынок. Толпа шумных оборванцев мешала торговле, но их никто не гонял, даже кликуху дали «жирные куры». Упавшее под прилавок яблоко никто не поднимал – это курам. Особенно хороший улов - у мешков с семечками. Каждый, кто высыпал семечи из стакана прямо в карман брюк, обязательно просыпал немножко... ну или множко, если был нетрезв. И жирным курам было чем поживиться.

Время шло, повзрослела старшая сестра. В день официального сватовства , с утра добросовестно драила всю квартиру. В доме 5ро сорванцов, чистоту наводить рук не наберешься. Одновременно в духовке выпекался пирог. Малышей с утра хорошенько накормив, и тепло одев, выгнали играть на улицу, строго наказав без зова не возвращаться – натопчут по чистому полу. Дело близилось к вечеру... Теплый, недавно вынутый из духовки пирог, «отдыхал» на стуле в корридоре, пока в кухне наводились последние штрихи к порядку. Хлопнула входная дверь... как бы не натоптали по полу.. Пусть идут еще догуливать. Ну и что что зима. От двери в комнату вели грязные мокрые следы.. Да шо ж ты, паразит...слова застряли в горле, потому что на стуле у входа, прямо мокрыми штанами на пироге, сидел любименький братик. «А я сижу и думаю, шо ж это моей ж...е так тепло..- сквозь смех вспоминал отец. Надранные уши больно горели, но сестру было жалко, она так рыдала , жалуясь матери на то, что щас придет жених, а угощать нечем, и замуж ее теперь никто не возьмет». С замужем, кстати, обошлось. Жених был настроен серьезно.

А ушел отец быстро. Обещал внуку приехать на дачу пилить дрова. И не приехал. Я сама приехала. В реанимацию. Человек, подключенный к трубкам и аппаратам выглядел чужим. Его не стало, едва я вышла из палаты.

Отправить "Отец" в Google Отправить "Отец" в StumbleUpon

Вам безразлична эта запись.
Оценить эту запись
2 0
Обязательные категории
Отцы и дети
Категории
Личный

Комментарии

Наши проекты

18+
Яндекс.Метрика