Vella

Художник как субъект художественной деятельности.

Привожу текст моего реферата по курсу "Эстетика и теория искусства".

Содержание

1. Художественная деятельность
Способ самовыражения
Субъективный акт
Система раннего оповещения


2. Внутренняя работа художника
Воспитание мужества
Поддержание «профессиональной формы»
Критика и самокритика


3. Негативная сторона
Чувство вины
Состояние невроза
Зависимость от стимуляторов


4. Организация процесса творчества
Одиночество как свобода для творчества
Форма как ограничение для творчества


5. Выводы

6. Список литературы

*

Художественная деятельность

«Художественная деятельность – это самостоятельное эстетическое
творчество в области искусства и литературы.»
доктор педагогических наук, профессор А.М. Новиков

Общеизвестно, что искусство носит неутилитарный характер, т.е. оно не нацелено на достижение практической выгоды или извлечение материальной пользы. Тем не менее, во все века человечество «тянулось к прекрасному», будь то музыка, живопись или литература. Так в чем же секрет нашего трепетного отношения к искусству?.. Возможно, однозначного ответа на этот вопрос не существует, но есть ряд предпосылок, которые позволяют предположить нужность и важность любой художественной деятельности, в которой человек реализует себя как творец.

Способ самовыражения
Бесспорно, для создания чего-то нового или хотя бы сколько-нибудь отличного от уже существующего нужен некоторый базис (сюда можно отнести основополагающие знания и жизненный опыт) и ресурсы (такие как желание и мужество). К моменту, когда происходит моральное и эмоциональное становление личности, человек уже всецело отдает себе отчет в своем индивидуальном «я», т.е. в своих личных потребностях и нуждах. Так вот, художественная деятельность может стать одной из них.
Далее перед любым будущим творцом встает вопрос о выборе средств: ручка и бумага, кисть и холст, нотная тетрадь и музыкальный инструмент. Результат этого выбора обуславливается целым набором факторов, но ключевую роль, пожалуй, играет природная одаренность (талант или ярко выраженная склонность к тому или иному роду занятий), т.е. наличие специфических способностей. Также не менее важны сильно развитое образное мышление, воображение, фантазия и чувство эмпатии (умение сопереживать). Эти способности в совокупности с вдохновением неизбежно приведут к активизации духовных и физических сил и к тому самому акту создания, результатом которого в свою очередь станет законченное художественное произведение.
Другими словами, на определенном этапе внутреннего роста, человек приходит к полному осознанию свих стремлений, возможностей и перспектив: «я хочу», «я могу», «я сделаю». А самовыражение через какой-либо творческий акт приносит ему в первую очередь моральное удовлетворение и служит подтверждением имеющегося таланта, наличия возможностей для его реализации и дальнейшего совершенствования.

Субъективный акт
Юрген Вольф в своей книге «Школа литературного мастерства» призывает литераторов использовать в своих сочинениях особые знания и опыт, которыми те владеют, ведь именно наш «внутренний багаж» выделяет нас из толпы и может послужить источником повышенного интереса и внимания со стороны окружающих. Однако тут же хочется дополнить данный совет фразой Стивена Кинга: «Я думаю, правило "пишите о том, что знаете" надо трактовать как можно более расширительно и свободно.»
Тем не менее, какой бы путь ни был избран (ограничения в узкой области или безудержный полет фантазии), не лишним будет в очередной раз отметить субъективность творца и как следствие – субъективность его творения («личностный тип отражения»). Но один из парадоксов искусства как раз и заключается в том, что в чужом произведении каждый из зрителей, слушателей, читателей видит (или по крайней мере пытается найти) в первую очередь самого себя и отражение своих чувств и мыслей. Для более наглядного раскрытия этого тезиса хочется привести выдержку из книги «Мужество творить» автора Ролло Мей: «Художник в состоянии передать свой опыт в музыке, в слове, в форме, поскольку выражает то, что Юнг назвал "коллективным бессознательным". Это определение может показаться не самым удачным, но мы отдаем себе отчет в том, что каждый из нас носит в глубинах собственного "я" некие изначальные формы, в чем-то общие для всех, а в чем-то основанные на индивидуальном опыте. Именно с этими формами имеют дело люди искусства.»
Иными словами, искусство с одной стороны помогает подчеркнуть собственную уникальность, а с другой – подтвердить свою сопричастность к обществу. Но здесь кроется главная «опасность», грозящая любому творческому человеку – непринятие со стороны современников.
Риск неудачи и взаимного непонимания творца с публикой существует всегда и обусловлен различиями эстетического восприятия и отсутствием «объективной шкалы измерений». К искусству и его произведениям нельзя подходить с материальной точки зрения – не существует общепризнанных понятий о том, что есть правильно, а что – нет. Ориентиром, конечно, могут послужить признанные большинством каноны красоты, но и они не являются незыблемыми, поскольку неизбежно претерпевают изменения с течением времени.

Система раннего оповещения
«Художники, к которым я отношу поэтов, музыкантов, драматургов, живописцев и религиозных мистиков, являются <...> "системой раннего оповещения", сигнализирующей о том, что происходит в культуре.» «Система раннего оповещения» – метафорическое определение, которое использует в своей книге уже упомянутый выше Ролло Мей. Характерно, что с этим явлением в искусстве соглашается большинство искусствоведов и исторических исследователей, в свою очередь подбирая самому феномену другие определения.
Об этом же говорит профессор А.М. Новиков в книге «Методология»: «Художник может опередить свое время и быть не понятым». Тем не менее, любая из попыток перевернуть общепризнанные устои и изменить привычные каноны имеет право на существование. Именно новаторские подходы и смелость творцов в выражении своих идей двигает цивилизацию вперед: под их началом формируются новые стили и жанры.
Одна из самых трудных и важных задач искусства – передача и прием системы образов от художника к обывателю при условии, что поступивший «сигнал» не искажается и правильно дешифруется. Что примечательно, при восприятии нового образа (произведения искусства) любой человек становится сотворцом, ощущая новые эмоции в то время, как они рождают в его душе нечто неповторимое. Потому процесс как бы замыкается сам на себе: восприятие других произведений искусства можно считать таким же творческим актом, как и их создание. А поскольку человек, испытавший катарсис, стремится поделиться новым знанием и опытом с остальными, он шлет импульс дальше, чтобы тот достиг очередного «приёмника».


Внутренняя работа художника

«Душа обязана трудиться…»
поэт Н. А. Заболоцкий


Итак, если рассматривать художественный акт как любую другу работу, закономерно предположить, что для реализации такой работы нужна определенная подготовка. Эта подготовка осуществляется творцом на сознательном или бессознательном уровне и зачастую несет неявный, скрытый характер.
Поскольку любой художник, как уже установлено, представляет собой высокоразвитую сложноорганизованную личность, склонную к сопереживанию, для него самовыражение является неотъемлемой частью существования. С момента, когда наступает осознание и признание своей миссии, отказаться от нее он, как правило, уже не может.

Воспитание мужества
Именно от мужества в большей степени зависит избегание внутренних конфликтов с самим собой и преодоление внешних конфликтов с окружающими людьми в случае возникновения вопроса «творить или не творить?».
Страх отказа или непонимания во многом может притормаживать, а то и вовсе сводить на «нет» все творческие начинания личности. И мужество в данном контексте заключается в способности действовать вопреки отчаянью, страху или риску быть непонятым. Принятие важного для себя решения и готовность к последствиям, которые оно спровоцирует, идет от внутренней убежденности в собственной правоте и от желания дать миру что-то новое.
Приведу еще одну цитату из книги Ролло Мэй: «Мужество необходимо человеку для того, чтобы состоялось его бытие и становление. Чтобы "я" стало реальностью, необходимы уважение к себе и вовлеченность в общий процесс. Этими качествами человек отличается от других творений природы. <...> Человеческое существо становится действительно человеком только благодаря сознательному выбору и своему участию в нем.»
Каждый раз, предаваясь творчеству, художник представляет новые символы в виде образов: поэтических, музыкальных или живописных, – соответствующих той сфере деятельности, которая выбрана им в качестве средства для самовыражения. Эти образы им выстраданы, «выкованы в кузнеце собственной души». Более того – любой творческий акт высокого уровня требует сильной концентрации, полной отдачи и единения с самим собой. История знает немало примеров тому, как зачастую рушилась личная жизнь у творцов-интровертов: они осознанно обрекали себя на одиночество, а порой – и на смерть в нищете в угоду высшей цели, которую преследовали и от которой не готовы были отступиться. Исходя из этого, в отрыве от социума тоже можно проследить проявление мужества и отваги.
Здесь же можно рассмотреть такое явление как «бунт» – бунт против системы, общепризнанных правил, привычных схем, разрушение чего-то старого при условии возникновения нового. Но условный «крах» прежних принципов далеко не всегда воспринимается социумом как благо (даже если он в последствии таковым оказывается). Художник, безусловно, представляет собой угрозу для пассивного общества и это служит лишним поводом для неприятия его образа мыслей. Но независимо от того, чем занимается творец, он ощущает глубокую радость от осознания, что принимает участие в формировании нового направления. Это осознание и дает ему силы развиваться и идти дальше, отстаивая свои идеи и принципы, вопреки сопротивлению извне.
Отдельным тезисом хочется выделить взгляд на «счастье при сотворении», который отражен в сочинении «Как писать книги. Мемуары о ремесле», изданном признанным классиком в жанре «хоррора» Стивеном Кингом: «…Если вы найдете что-то, в чем вы талантливы, вы будете это (чем бы это ни было) делать, пока не пойдет кровь из пальцев или глаза из орбит не начнут выпрыгивать. Даже если никто не слушает (не читает, не смотрит), каждое такое действие – это бравурный спектакль, поскольку вы как творец – счастливы.»

Поддержание «профессиональной формы»
Принимая во внимание все вышесказанное, можно предположить, что художник представляет собой нечто вроде призмы, которая преломляет окружающую действительность, пропускает ее через свой внутренний мир и демонстрирует на выходе иной взгляд на объект. Поэтому, чтобы призма не запылилась, а ее стекло не помутнело, творцу необходимо пребывать в постоянном состоянии активности, т.е. поддерживать «профессиональную форму».
Вернемся к такому понятию, как вдохновение. Оно является одним из важнейших факторов для успешной художественной деятельности и представляет собой концентрацию и напряжение как духовных, так и физических сил. Примечательно, что многие признанные авторитеты по изучению данной темы отказываются признавать «спонтанность» вдохновения и его случайный характер.
«…Вдохновение не есть результат внезапного озарения: это качественный скачок на основе количественных изменений, возникающих у художника в процессе ежедневных наблюдений. Это способность накопления материала, напряженная внутренняя работа, порождающая подъем душевных сил. Накопление материала для возникновения творческого вдохновения – повседневный кропотливый труд. Это процесс подготовки, в котором всегда присутствует предощущение вдохновения.» – как утверждает М. А. Новиков в своей книге. Похожими наблюдениями делится с читателями и Ролло Мэй, вводя такой термин как «встреча». «Встречей» автор называет идею или внутренний образ, а также то, что отличает истинное творчество (главное жизненное предназначение творца) от мнимого (хобби или желание интересно провести время). Исходя из этого, вдохновение можно охарактеризовать «частотой встречи» или ее интенсивностью.
Встреча может (хотя и не обязательно) сопровождаться добровольным усилием, то есть привлечением «силы воли», и в этом случае становиться по-настоящему важна степень интенсивности усилия – попросту, вовлеченность. Художнику целесообразно уметь настраиваться на нужную волну вдохновения, не ссылаясь на ее спонтанность и нестабильность.
К способности стимулировать и провоцировать вдохновение можно также отнести постоянное пребывание в нужной среде. Вот несколько строк, которые посвятил этой теме Стивен Кинг: «Если хотите быть писателем, вам прежде всего нужно делать две вещи: много читать и много писать. Это не обойти ни прямым, ни кривым путем – по крайней мере я такого пути не знаю». То есть получается, что во время исследования среды для творчества (или же сопоставления себя и своих работ с творцами и их работами в той же сфере искусства) происходит процесс обучения. Помимо этого, сравнение помогает выносить объективные суждения и давать здравые оценки собственным произведениям, которые могут как затеряться, так и отличиться на общем фоне.

Критика и самокритика
Человеку свойственно сомневаться. А при взгляде на свое творчество сомнения могут усиливаться соразмерно критике поступающей от окружающих. Хотя для истинного творца и здравомыслящего человека основным судьей качества проделанной работы в первою очередь является он сам.
«В дополнение к множеству окружающих вас критиков есть и внутренний критик, который намного злее всех других. <...> Наш внутренний голос всегда готов судить все, что бы мы ни делали, порой еще до того, как мы действительно это сделаем. Выражаться это может в разных формах: сомнение в собственных силах, оправдание, промедление, или страх.» – Юрген Вольф, «Школа литературного мастерства». Главный «фокус» и секрет успеха по мнению автора заключается как раз в том, чтобы превратить своего внутреннего критика в своего союзника. Ведь любые сомнения в самом себе могут оказывать на нас как негативное, так и позитивное воздействие – все дело в подходе и структурном анализе происходящего. На резюме «у меня все получилось плохо» можно ответить двумя разными поступками: «раз так, то я бросаю начатое и больше к этому не возвращаюсь» или «раз так, то я буду учиться, тренироваться, работать и со временем приду к гораздо более удачному результату».
Критику, поступающую от окружающих, также не стоит списывать со счетов, но эта критика должна быть компетентной, конструктивной и обоснованной. Критиковать могут все, но надо помнить, что отказ (неприятие, непонимание) – это всего лишь чье-то мнение. Отказавший может быть прав, но ведь с тем же успехом он может и ошибаться, ведь так?..


Негативная сторона

«Художник пишет картину с тем же чувством,
с каким преступник совершает преступление.»
живописец Эдгар Дега


Помимо критики и самокритики, творчество может значительно усложнить жизнь, если художник постоянно испытывает чувство вины, разрушая старые устои, или же подвергает разрушению самого себя, стимулируя процесса создания воздействием психотропных препаратов. Не менее опасна практика провокации неврозов, а одним из самых тяжелых последствий может стать безумие.

Чувство вины
Вину скорее всего можно назвать необъяснимым аспектом, который иногда сопровождает акты творчества. При рождении нового взгляда происходит упразднение или разрушение старых принципов. С этим может быть связана загадка самоубийства многих художников и поэтов, находящихся на вершине своей карьеры.
«Всякий раз, когда появляется какая-то значительная идея в науке или новая форма в искусстве, уничтожается нечто, что многие считают неотъемлемой частью их интеллектуального и духовного мира. Именно это является источником чувства вины, которое сопутствует истинной творческой работе. Как заметил Пикассо, каждый акт сотворения – это прежде всего акт уничтожения.» – Ролло Мэй.

Состояние невроза
Согласно все тому же Ролло Мэй, состояние неврозов во многом связано с чувство вины и неприспособленностью творца к своей культуре (опережение своего времени, непонимание со стороны обывателей и прочие аспекты, уже рассмотренные ранее): «Ван Гог впал в психоз, Гоген, вероятно, болел шизофренией, Эдгар Аллан По был алкоголиком, Вирджиния Вулф страдала от тяжелой депрессии». В перечисленных случаях творческие способности, оригинальность и гениальность идут рука об руку, но это совсем не означает, что творчество непременно является продуктом невроза, ведь далеко не все творческие личности подвержены процессам саморазрушения.
Состояние невроза или склонность к другим человеческим порокам можно списать скорее на слишком острое чувство эмпатии, хрупкую душевную организацию, излишнюю ранимость и, как следствие, слабость натуры. Само же творчество нельзя при этом рассматривать как результат болезни, т.к. болезнь в упомянутых случаях является побочным фактором и в некотором роде катализатором, но не следствием творчества и не его источником.

Зависимость от стимуляторов
Пребывая в состоянии подавленности или творческого кризиса, художники могут прибегать к средствам, стимулирующим мозговую активность.
Творческие кризисы в большинстве случаев связаны с непониманием самого себя: «Существует точка зрения, что каждые пять-семь лет сознание взрослого человека, способы его мышления, тип воображения должны изменяться, освежаться. Происходит это через переоценку себя как личности и возникающей критичности по отношению к своей деятельности. Такое периодическое переосмысление самого себя, своей деятельности, очевидно, свойственно любому человеку. Но ярко выражено у деятелей искусства. Некоторые художники в период творческого кризиса «опускают руки». Другие мучительно ищут «себя нового» и, в конце концов, достигают новых высот.» – А.М. Новиков.
Так вот, в эти сложные периоды, когда «внешнее непонимание» (со стороны общества) накладывается на «внутреннее» (поиски себя), возможны губительные шаги в виде употребления препаратов, расширяющих сознание.
В своей книге «Мемуары о ремесле» Стивен Кинг признает свою алкогольную зависимость, которую ему удалось побороть не без труда: «Мысль, что творчество и дрянь, меняющая сознание, ходят парами, – это один из величайших мифов поп-интеллигенции нашего времени. <...> Все заверения, что наркотики и алкоголь необходимы для притупления болезненной чувствительности, – чушь и самообман.»
Эффект от употребления алкоголя или наркотиков напрямую зависит от количества яда в организме: художник при этом думает, что он создает нечто прекрасное, гораздо лучшее, чем обычно, но в действительности – в чем он неизбежно убеждается на трезвую голову – выходит наоборот. «Интенсивность творческого акта должна быть связана со встречей естественной связью, а не вызвана каким-то искусственным "стимулом".» – Ролло Мэй.


Организация процесса творчества

«Служенье муз не терпит суеты…»
поэт А.С. Пушкин


Как и любая другая деятельность, художественная деятельность требует времени, усердия и определенной цели (создание законченного произведения искусства). В большинстве случаев художник имеет примерный план или представляет себе стратегию своих действий, основываясь на уже приобретенном личном опыте или опыте, подсмотренном у других.

Одиночество как свобода для творчества
«Самое лучшее в работе за закрытой дверью – то, что вы вынуждены сосредоточиться на работе, исключив практически все остальное.» – Стивен Кинг. «Король хоррора» отводит закрытой двери в своих мемуарах весьма важное значение, возвращаясь к ней не единожды.
Как уже было сказано, процесс творчества – интимный процесс, связанный с концентрацией всех сил и требующий уединения. Закрытую дверь при этом можно рассматривать и как фигуральный, и как буквальный образ: двери отсекают все лишнее, т.е. любую информацию извне, благодаря чему художник беспрепятственно погружается в свои мысли.
Бегство от социума на период создания произведения характерно для любого представителя из мира искусства и подкреплено оно в первую очередь способностью к конструктивному использованию одиночества, на что способны далеко не все. С этим соглашается и Ролло Мэй: «Знаком нашего времени является боязнь одиночества: быть одиноким – значит не найти себя в общении, и никто не согласится быть одиноким добровольно. <...> Постоянно занятым людям необыкновенно трудно допустить, чтобы прозрение из глубины бессознательного прорвалось в сознание. Когда личность боится иррационального, то есть бессознательных измерений опыта, тогда она, естественно, старается все время быть занятой, чтобы "шум" вокруг ни на минуту не умолкал. <...> Но ведь совершенно очевидно, что нам не суждено испытать озарение, приходящее из бессознательного, если мы не согласимся на минуты одиночества».

Форма как ограничение для творчества
Очередным парадоксом искусства является необходимость границ для творчества при том, что творческий акт – это вид борьбы человека против всего, что его ограничивает.
Итак, форма определяет границы структуры художественного произведения. И именно границы и их наличие заставляет человеческое воображение и фантазию активизироваться, дабы «вместить» суть произведения в заданные пределы формы. Ролло Мэй рассматривает этот аспект на примере стихотворения: «Когда мы пишем стихотворение, то обнаруживаем, что попытка выразить некое содержание в какой-то конкретной форме требует от нашего воображения нового содержания. Мы отбрасываем одни изобразительные средства и находим другие, каждый раз вновь стараясь придать стихотворению вид, как можно более близкий выбранной форме. Этот процесс приводит нас к открытию новых, более глубоких содержаний, о которых мы даже не догадывались. Поэтому форма не только элиминирует "лишние" содержания, но и помогает находить новые значения, служит стимулом для их конденсации, упрощения и очищения, в результате чего мы находим более универсальное измерение для содержания, которое хотели выразить».
Словом, как бы творцу ни хотелось избежать ограничений, он никуда от них не уйдет. Литература ограничена возможностями языка, а язык – алфавитом; количество нот в музыке конечно, а любая картина усекается краями холста. Но тем интересней искать пути для выполнения поставленной задачи, выбирая то самое единственно верное решение для корректного отображения содержания произведения. И потом, если отбросить форму и ограничения, то искусство автоматически станет саморазрушительным и бесплодным.

Выводы

В данной работе художник рассматривается не просто как творец и «создатель прекрасного», но и как обычный человек, подверженный сомнениям, порокам и мукам творчества.
Ключевой вывод заключается в том, что к художественной деятельности нельзя относиться со снисхождением или пренебрежением, так как в ее основе лежит большой труд: поиски, ошибки и глубокие личные душевные переживания.

Список литературы
1. Ролло Рис Мэй, Мужество творить. – ИОИ, 2012г.
2. Стивен Кинг, Как писать книги. Мемуары о ремесле. – АСТ, 2011
3. Вольф Юрген, Школа литературного мастерства. – Альпина нон-фикшн, 2010
4. А.М. Новиков, Д.А. Новиков, Методология. – Красанд, 2014г.

Отправить "Художник как субъект художественной деятельности." в Google Отправить "Художник как субъект художественной деятельности." в StumbleUpon

Вам безразлична эта запись.
Оценить эту запись
0 0

Обновлено 19.04.2017 в 15:44 Vella

Обязательные категории
Арт-студия
Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для Буфф
    Прочитала реферат. Помимо многих ???? больше всего смутил список литературы. Как-то странно не видеть в нем ни Л. Выготского, ни Л. Гинзбург. Но зато в тексте все время спотыкаешься о семейство Новиковых.
    Обновлено 08.07.2016 в 11:27 Буфф
  2. Аватар для Альф
    Не доводилось мне в этом тысячелетии писать рефератов. Порой возникает желание возразить, но смутно припоминаешь, для чего нужны рефераты, и соглашаешься. Да. Все правильно. Так и надо. Некоторые тезисы вызывают улыбку, но и они имеют право на исследование.
  3. Аватар для Vella
    Буфф, ну, я решила обойтись тем, что уже прочла на момент написания данного труда .
    Выготского и Гинзбург возьму на заметку, спасибо!
    Обновлено 08.07.2016 в 14:53 Vella
  4. Аватар для Буфф
    Цитата Сообщение от Vella
    Буфф, ну, я решила обойтись тем, что уже прочла на момент написания данного труда .
    Выготского и Гинзбург возьму на заметку, спасибо!

    http://modernlib.ru/books/vigotskiy_...skusstva/read/
  5. Аватар для Vella
    Цитата Сообщение от Буфф
    Как-то странно не видеть в нем ни Л. Выготского, ни Л. Гинзбург.
    Я прочла книгу Выготского - с большим трудом, т.к. мало подготовлена к такого рода чтиву - увы или ура... Сначала даже пыталась выписывать себе страницы с тезисами, но потом плюнула...
    К моему реферату подошло бы не так уж много выдержек из "Психологии искусства"... Уже хотя бы потому, что Выготский почти в самом начале предупреждает, что речь пойдет не о творцах (не о художниках):

    "...На основании этих рассуждений можно выдвинуть тот новый метод психологии искусства, который в классификации методов Мюллер-Фрейенфельса получил название «объективно аналитического метода» (154, S. 42-43). Надо попытаться за основу взять не автора и не зрителя, а самое произведение искусства..."

    И далее следует много размышлений о басне и о трагедии - в частности, о "Гамлете" (катастрофически много). И разбор рассказа И. Бунина "Легкое дыхание", с особенностями построения которого я и так была знакома по одной из прослушанных в ВУЗе лекций.

    Словом, мой список литературы как был мне симпатичен, так и остался.

Наши проекты

18+
Яндекс.Метрика