Результаты опроса: Какие рассказы понравились вам больше всего?

Голосовавшие
54. Вы ещё не голосовали в этом опросе
  • 1- Древняя история

    14 25.93%
  • 2- Портрет жены художника

    4 7.41%
  • 3- Звезды

    15 27.78%
  • 4- Розовый шар

    13 24.07%
  • 5- В ожидании

    9 16.67%
  • 6- Долгая зима

    18 33.33%
  • 7- Обмен

    3 5.56%
  • 8- Рабочий вопрос

    9 16.67%
  • 9- Запах счастья

    14 25.93%
  • 10- Сон во сне

    8 14.81%
  • 11- Не та женщина

    10 18.52%
Опрос с выбором нескольких вариантов ответа.

Тема: Новогодняя Шкатулка Проза

  1. #1

    Thumbs up Новогодняя Шкатулка Проза

    Уважаемые кофейщики! Приглашаю принять участие в голосовании за рассказы конкурса Новогодняя Шкатулка. Голосование открытое, проголосовать можно за несколько работ. Время голосования очень ограничено.

    Для обсуждения конкурсных произведений прошу пройти СЮДА.

    ===

    Цитата Сообщение от Стержень Посмотреть сообщение
    Вот засада: созданные в разделе конкурсов темы не будут отображаться, пока их не проверит модератор. Поскольку на последний вопрос, отправленный всем троим модераторам, я ответа не получил до сих пор, СДЕЛАЮ ТАК: создам голосилки в Арт Студии. Надеюсь, потом их перенесут в раздел конкурсов.

    СПИСОК АВТОРОВ:

    1- Древняя история = Рута
    2- Портрет жены художника = fransuaza
    3- Звезды = Незабудка
    4- Розовый шар = Ilanka
    5- В ожидании = Mirumir
    6- Долгая зима = Папина Дочка
    7- Обмен = Рута
    8- Рабочий вопрос = Незабудка
    9- Запах счастья = Медиана
    10- Сон во сне = Your mistake
    11- Не та женщина = Your mistake
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  2. Интересное на cofe.ru
  3. #2
    1.

    ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ

    Одна снежинка, вторая, третья. И вот уже закружилась вьюга, запела свою песню.
    -Агнешка ! Агния !
    Агнешка сидела в своем уголке, на высоком стульчике между двумя сундуками и слушала, как ее зовет нянька. Маленькое окошко, за которым мельтишили снежинки, запотело от ее дыхания. На подоконнике лежал учебник.
    В этой части старого дома раньше была кладовка, заставленная банками с компотами и вареньем, кадками с солеными огурцами и яблоками для пирога. Потом, когда устроили новую кухню, а рядом с ней -новую просторную кладовую, старая стала без надобности. Сюда стали приносить старые вещи, и очень скоро она заполнилась сломанными игрушками, ненужной одеждой и огромными стопками перевязанных вместе газет.
    Нянька звала ее потому, что Агнешка не выполнила задания по древней истории. К тому же, она подозревала, что девчонка опять утащила ее ладанку с можжевеловыми ягодами.
    Агнешку древняя история не увлекала. Да и какая может быть древняя история, если завтра - Рождество, самый лучший праздник в году ?
    В кухне уже готовились жирные и сытные блюда. Повара в белых колпаках разделывали свежую дичь, запекали розовые окорока, начиняли мясные рулеты черносливом и морошкой. Кухарки сбились с ног, ощипывая птицу, готовя тесто для сладкой выпечки, имбирного кекса и миндального печенья, натирая приправами отбивные и маринуя овощи для праздничного стола. Поварята носились по кухне, как ошпаренные, кое-кто из них, попавшись под горячую руку, успел получить на орехи от повара или кухарки.
    В гостиной, куда Агнешке до Рождества путь был заказан, происходила не меньшая суета.
    Работники, наверное, уже поставили посреди комнаты огромную елку, пахнущую лучше, чем все на свете пирожные и конфеты. Мать завернула подарки в блестящую фольгу, и положила под елку, а отец принес лестницу и прикрепил к макушке сверкающую серебряную звезду.
    Надо было дотерпеть до того времени, когда в их дом придут гости, и вся веселая и шумная компания усядется за стол. Мать с высокой прической, в зеленом бархатном платье, в длинных сережках с изумрудами будет шутить и смеяться. Отец, в капитанской форме с серебряной отделкой, станет петь под гитару, а потом затеет веселые игры и танцы...
    Агнешка вздохнула. Дотерпеть, а минуты тянутся долго-долго. От досады она и на часы перестала смотреть. Ей одной нечем себя занять ! В самом деле, не учить же историю, это ведь не дело, а какая-то насмешка.
    Нянька наконец-то угомонилась - видно, поняла, что Агнешку сегодня все равно никто не накажет ни за историю, ни за ладанку, и пошла пить чай к себе в комнату.
    Она соскочила со стула и засунула руку в сундук. Все его содержимое было известно ей наизусть : старое серенькое одеяло, неполная колода карт, ракетки для тенниса, коробка со старыми перьями, цветастый зонтик и несколько пар туфель для куклы, потерянной давным-давно. Или...не все? Агнешка нащупала что-то гладкое и круглое, но никак не могла ухватить.
    Агнешка сдаваться не собиралась. Она резко открыла тяжелую крышку с коваными завитушками в виде дубовых листьев , сердито заскрипевшую от такого обращения. Придерживая свою находку, она запустила в сундук вторую руку, обхватила и уже собралась вытащить, как ее дернуло вниз, головой в сундук, и она полетела в темноту...
    Агнешка стояла в лесу, на заснеженной поляне.
    Под ногами ее лежал блестящий и гладкий елочный шар.
    Снег еле-еле падал , и ветра в лесу не было. При этом холод стоял такой, что она сейчас же замерзла, но и не думала растеряться или заплакать.
    В сказках с картинками в таких случаях появлялась какая-нибудь добрая фея или говорящий зайчик, который помогал герою выбраться из отчаянного положения. Агнешка твердо знала, что сказки эти годятся только для малышей, а взрослый человек понимает, что ничего похожего ждать не приходится.
    Наклонившись за шаром, она разглядела, что в двух шагах от нее, за кочкой, есть протоптанная тропинка.
    Агнешка побежала по ней вперед, и вскоре увидела прямо перед собой лесную сторожку. Окна сторожки светились, а из трубы поднимался дым. Агнешка не раз бывала с отцом в лесу и помнила, что в сторожке живет семья лесника.
    Дверь была не заперта. Агнешка влетела в желанное тепло - здесь было жарко натоплено.
    -Пришла, так милости пожаловать, -ласково сказала женщина, что-то мешавшая в кастрюльке, стоявшей на огне.- Шарик-то мой вот куда закатился.
    Женщина было молодой и статной. Она была в простом платье, из тех, что обыкновенно носят деревенские. Волосы были повязаны нарядным платком.
    -Здравствуйте, тетенька, -стараясь не дрожать, сказала Агнешка. Шар она положила рядом с собой.
    -Здравствуй-здравствуй, -нараспев, с улыбкой в голосе сказала женщина. - Садись-ка, погрейся, -в ее руках откуда-то оказался пушистый платок. Она закутала Агнешку и продолжала помешивать в кастрюльке.
    - Спасибо, тетенька,- поблагодарила Агнешка.
    - Какая же я тетенька, -проговорила хозяйка.- Я совсем еще молодая девушка, могла бы подружкой твоей быть ! Вот сейчас мы чайку попьем, согреешься, и славно. Вот увидишь, как хорошо мы с тобой заживем.
    Агнешка разомлела в тепле и не думала возражать.
    -И уроков никаких делать не нужно , -сказала тетенька. -Будем печку топить и сказки друг другу рассказывать, а когда снег растает, пойдем на поляну, где в полночь цветы распускаются, голубые и алые...
    "Слишком сладко поет,"- подумалось Агнешке, но мысли уплывали, и голова становилась пустой и легкой.
    От кастрюльки поднимался густой пар, и в его завитках Агнешка увидела цветы, покачивавшие головками с тихим и мелодичным звоном, будто звенел колокольчик.
    Агнешка сунула руку в карман передника и, уколовшись, как будто пришла в себя .
    В кармане была ладанка с горстью можжевеловых ягод.
    "Можжевельник спасает от яда, от силы нечистой и змей болотных", - послышался в ее голове нянькин голос. - "А еще путникам заплутавшим помогает домой вернуться".
    Она швырнула ягоды в печку, вместе с сухими иголочками, пламя вспыхнуло ярко и жарко, и комната как будто закружилась, завертелась вокруг Агнешки...
    -Агнешка ! Агния !
    Мамин голос звучал как будто издалека. Агнешка боялась открывать глаза -вдруг она откроет, а перед ней снова стоит ведьма из лесной сторожки.
    - Что это ты задумала спать ? Рождество на носу, а ты в кладовке, сидишь неумытая. На что это похоже ? -укоризненно сказала мама. - Умойся и переоденься, скоро гости придут. И попроси прощения у Марты -на кухне сказали, что она уже дважды приходила пить лавровишневые капли. Зачем ты ее мучаешь? На будущий год выпишу тебе немецкую гувернантку, так будешь у нее по струнке ходить !
    Агнешка открыла глаза и улыбнулась.
    Все осталось по-прежнему, и учебник с невыученным параграфом из древней истории лежал на подоконнике, а за окном кружились снежинки...
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  4. #3
    2.

    ПОРТРЕТ ЖЕНЫ ХУДОЖНИКА

    Он увидел ее впервые на Рождество. И захотел написать ее портрет. Его желание было довольно просто исполнить, так как действие происходило на Арбате в 90-е. Бедные художники
    мерзли там толпой, продавали свои каляки-маляки, как они сами шутливо называли свои произведения искусства, да рисовали карикатурные портреты всем желающим.
    Но она была не одна, это все усложняло. Красотка была с мужчиной, значительно старше ее, но очень привлекательным, такой мужчина-мужчина, уверенный в себе, да еще и иностранец.
    Когда пара подошла ближе они залепетали на французском, но по акценту было понятно, что она наша, а он настоящий француз, в те годы это звучало почти как настоящий принц.
    Поэтому наш художник уже начал терять надежду, но вдруг француз сам подошел к нему и о чудо рождественское! спросил а можно ли нарисовать его невесту, это будет свадебный подарок, после чего наш бедный художник уже не знал, плакать ему или все же радоваться. Так как этот вопрос он не решил, а деньги нужны были позарез, то он и согласился.
    Нет, они не хотят карикатуру, настоящий портрет, писать только акрилом. Любой каприз за ваши деньги, сказал горе-художник и оставил им адрес своей мастерской.
    Что было потом, даже писать не хочеться, такая грязь была в душе художника, такие мерзкие планы, и такая же грязь была за немытым окном его мастерской, снег начал таять и
    лежал на асфальте серо-черными глыбами по всей Москве, а француз уехал и обещал звонить своей красавице Мариночке, что интересно, девушка была очень похожа на Марину Влади.
    Художник пригласил Мариночку в свою мастерскую, показывал свои каляки, рассказывал как ему нужна муза, даже сравнивал себя с Булгаковским мастером, а Мариночку с Маргаритой.
    И на столе конечно же стояли желтые цветы, и вино, и "любовь пронзила их обоих одним ножом" и 18-летняя глупая красавица поверила и.... кажется влюбилась.
    Портрет писался долго и тщательно, а француз звонил каждый день, и она что-то врала сначала, а потом разрыдавшись, рассказала всю правду. Она не могла видеть как побледнел
    француз и как сжались у него кулаки, и слез его она не видела, и слава богу. Он уехал навсегда, а Мариночка узнала о беременности.
    На что мы будем жить? избався от этого ребенка, услышала муза, и впервые задумалась о правильности своего выбора....Она собрала свои пожитки и ушла к маме, ребенка она оставила,
    Она была не уверена, чей это ребенок, но ей это было совсем не важно, ребенок был ее, ее кровинушка, ее девочка, в этом она была уверена на 100%, но только в этом.
    Прошли годы, девочка, ну конечно же, девочка подрастала и становилась все более похожей на мать, такой же красавицей, а вот кто же был отец никто так и не узнает, маленькая
    Маришка была точная Марина Влади, колдунья, как и ее мама.
    А потом произошло несчастье, ее бывший муж-художник (они даже успели тогда пожениться) покончил с собой, обычный передоз, как рассказывали их общие знакомые, он был наркоман.
    И она пришла на его похороны,не могла не пойти. На поминках прочитала записку,что в случае его смерти, все картины он завещает ей. Картин было три штуки, и одна из них ее портрет из акрила. Мариночка была бедна,как церковная крыса, работала в библиотеке, сама растила дочь, поэтому она решила не гордиться попусту, а пойти на Арбат и продать каляки.маляки
    хоть оптом за 100 долларов, на большее она не расcчитывала, да она и вообще уже не на что и не на кого не расcчитывала, и ни во что уже не верила.
    А вот и напрасно, так как снова наступило Рождество, время чудес и прекрасных перемен.
    Марина стояла на Арбате на том же злосчастном месте, где она впервые увидела художника. Рядом стояли такие же бедолаги с матрешками, она на минутку отошла позвонить дочке,
    а когда вернулась, то возле своего портрета увидела ЕГО, француза, она узнала его со спины, а он ее не видел, и спрашивал у женщины с матрешками: сколько стоит картина,
    та сказала 100 долларов вроде, но я не продам, не моя,ждите хозяйку, а он сказал я куплю ее за любые деньги,за все деньги мира, только покажите мне эту хозяйку.
    И тут он обернулся и встретился взглядом с Мариной, какая же ты красивая, прошептал он, намного лучше портрета. и обнял крепко.крепко,как будто кто.то хотел отнять ее.
    И тут к ним подбежал живой портрет Марины, француз смотрел на нее во все глаза, а потом сказал: дочка, как же ты похожа на маму и на меня......какое чудо, что мы опять вместе.
    Следующее рождество они все втроем встретят во Франции, в семейном кругу, а в их спальне все же будет висеть тот злосчастный портрет, уж очень она там хороша!
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  5. #4
    3.

    ЗВЕЗДЫ

    Мы делали звезды. Разложили на столе цветную папиросную бумагу, ножницы, клей. Анюта разрезала листы на полоски, мы с Сашкой складывали полоски в остроносые лучики, а Анюта потом склеивала их и прилепляла на окна. Получалось красиво. Солнце проходило сквозь цветную бумагу, как сквозь витражи, и вскоре все окна в нашем доме расцветились яркими восьмиконечными огоньками.
    Посвюду - на люстрах, зеркалах, даже на ручках шкафов были намотаны блестящие гирлянды из фольги. Это мы с Анютой еще вчера постарались, украшая дом к рождеству. Хотя до праздника оставалось целых две недели, предвкушение волшебства уже витало в воздухе. Все эти пушистые ёлочки вдоль главных улиц, запах сдобы и засахаренного миндаля, терпкий аромат глинтвейна дурманили голову, обещая непременное чудо, как обещали его год, два, сто лет назад. Со мной никогда не случалось ничего мало-мальски интересного в предновогоднюю пору, так что нет, в чудо я не верила, и все же поддалась всеобщему безумию и часто ловила себя на том, что беспричинно улыбаюсь или напеваю вдруг рождественскую песенку.

    Анюте надоела возня с клеем и она убежала играть. Я вдруг обратила внимание на то, что за Анютиным веселым щебетаньем не заметила раньше. Сашка был сегодня непривычно молчалив и едва ли произнес за весь день десяток слов.
    -Ну давай, выкладывай, - я заговорщицки подмигнула ему.
    -Что? - Сашка сделал вид, что не понимает.
    -Не знаю, думала, ты мне расскажешь.
    Я видела, что Сашке трудно. Еще бы не трудно. Когда тебе целых десять лет, мир открывает перед тобой все больше тайн, и не всегда понятно, что с ними делать и надо ли что-то делать вообще. Но все же Сашка решился и, убедившись, что Анюта увлеченно распевает в другой комнате, громко и фальшиво ("совсем как ты, мам, когда стоишь на кухне"), сказал:
    -У нас в классе одна девочка. Новенькая. Она мне нравится.
    Первая любовь, значит. Не думала я, что она случится так скоро, надеялась на отсрочку еще годика на три. А Сашка, сделав самое сложное - проломив лёд своего смущения и недоверия, - теперь уже не мог остановиться. Потоком лились рассказы о том, какая эта девочка замечательно умная и замечательно красивая и вообще - потрясающая.
    Из восторженного панегирика выяснилось, что девочку зовут Лена, ее родители только что переехали в наш город и в школе она всего неделю, у нее темные волосы до попы и в одном ухе аж две дырки (в десять лет!), а еще у нее папа музыкант и поэтому, когда у него концерт, Лене можно допоздна не ложится спать.
    -Вот бы и мне так, - закончил грустным вздохом свою историю Сашка.
    -А потом весь день ходить сонной мухой, да? - поддразнила я его.
    Сашка промолчал, потом на одном дыхании выпалил:
    -Можно пригласить Лену к нам?
    -Конечно.
    До самого вечера, пока не пришла пора детям идти в постель, мы просидели с Сашкой на диване, болтая о разных пустяках. Я рассказала ему о своей первой любви. Мы были тогда в пятом классе, и Женька провожал меня каждый день из школы домой, а я думала, что мы просто дружим, и ужасно страдала, потому что мне-то он нравился совсем не как друг. Вернее, не только как друг. И однажды зимой он набрался храбрости и признался, что я ему тоже нравлюсь, и я так обрадовалась, что схватила его в охапку и поцеловала. И в этот момент из-за кустов у дорожки, где мы стояли, раздалось улюлюканье и смех. Это девчонки из нашего класса, оказывается, следили за нами. А я так разозлилась, что слепила снежок и швырнула прямо в их стайку. Вообще стрелок из меня никудышный, но в этот раз я попала прямо в яблочко, то есть точно в нос главной заводилы. После этого их компания больше нас не трогала, а мы с Женькой продружили до самого лета.
    Сашка слушал, хмурил брови и, наверное, прикидывал про себя, захочет ли Лена дружить с ним аж до лета.

    На следующий день я напекла печенья, помогла Сашке поскорее разделаться с уроками и усадила Анюту за толстый альбом с раскрасками, что гарантировало тишину в доме часа на два. Вскоре перед домом притормозил сверкающий черным лаком шикарный "майбах", в дверь позвонили, и на пороге возникла Лена с папой-музыкантом.
    В жизни редко исполняются дурацкие мечты юности. Когда-то я целых десять лет была влюблена в N., знаменитого певца, скупала все его диски, ездила на концерты. Для меня он был если не бог, то полубог точно, особенно когда стоял на сцене с гитарой и пел своим низким с хрипотцой голосом о том, что волнует каждое пылкое сердце, - о любви. Я и сейчас была к нему неравнодушна, так стоит ли упрекать меня за то, что гостей я приветствовала не очень вежливо. Трудно остаться вежливой, когда герой юношеских грез стоит прямо перед тобой, из плоти и крови, но такой же прекрасный, как на экране телевизора, а его хриплый голос обращен к тебе и только к тебе, пусть даже это всего лишь формальное приветствие.
    Между тем Сашка увлек Лену в свою комнату, а я всё стояла дура дурой и таращилась на N., даже не догадавшись пригласить его войти выпить кофе. N. отвечал мне понимающим взглядом, привык, конечно, к таким приемам.
    -Я пойду, - то ли спросил, то ли сообщил N.
    -Что? А... да, конечно. Может, чашечку кофе? - я наконец стряхнула с себя оцепенение и запоздало ринулась в бой.
    -С удовольствием выпил бы, но не могу, обещал забрать жену со съемок.
    Ну да. Фотомодель, помню, читала.
    -Я заеду вечером за Леной.
    Моя мечта улыбнулась на прощанье и исчезла. А я даже селфи не догадалась сделать.
    Анюта решила, что с нее довольно рисования, и направилась прямо с Сашкину комнату. Вообще лучший способ привлечь Анюту - закрыть дверь, закрытые двери манят ее, как спелые сливы ос. Но не прошло и минуты, как Анюта снова вышла и гордо прошествовала на кухню.
    -Фу, воображала, - сказала Анюта.
    -Это ты про Лену?
    -Ага. Воображала и задавака. Сашка хотел с ней в "Майнкрафт" поиграть, а она сказала, что это скучища!
    Анюта помолчала и добавила:
    -А еще она сказала, что я рыжая.
    -Ты и есть рыжая.
    -Не рыжая, а медная.
    -Это одно и то же.
    -Нет, не одно, - упрямилась Анюта. - И все равно она мне не понравилась.

    Как выяснилось позже, Сашке Лена тоже разонравилась. В домашней обстановке она оказалась совсем другой. Сашкина комната, как и весь наш дом, были для нее слишком маленькими, Сашкин телефон - "некрутым", и вообще она то и дело хвасталась.
    -И еще назвала меня рыжей, - напомнила Анюта.
    -Ты и есть рыжая, - хмуро бросил Сашка и скрылся в своей комнате.
    А до этого он мужественно улыбался и пытался развлекать Лену, пока не вернулся ее папа. Его "майбах" подъехал к дому одновременно с "фольксвагеном" Макса. Муж и N. смеялись и пожимали друг другу руки, и Макса нисколько не смущало, что перед ним стоит самая взаправдашняя звезда. Потом Лена с папой уехали, и было понятно, что никакой дружбы между ней и Сашкой не случится, и между мной и N. тоже ничего не случится, а просто будем видеться иногда мельком на школьном дворе и классных собраниях, вот и всё. Да и не надо ничего. Есть Макс. Есть Сашка, есть Анюта.
    Завтра пойдем с Сашкой утешаться в кондитерскую, будем лечить сердечные раны пирожными, но сегодня ему надо побыть со своим первым разочарованием одному.
    Солнце давно зашло, и в свете электрических ламп наши бумажные звезды выглядели тем, чем они и были на самом деле, - мятой цветной бумагой. Всё волшебство из них ушло. Но завтра - завтра снова будет солнце.
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  6. #5
    4.

    РОЗОВЫЙ ШАР

    Петя Иванович вовсе не был похож на инопланетянина, жители его планеты были человекоподобными на 80%, с некоторыми отличиями. Например, волосы и ногти практически были невидимыми для людей. Поэтому Пете приходилось наносить на все это специальные раскраски каждое утро после того, как он чистил зубы. Он жил на Земле уже 6 лет, работал в научно исследовательском институте инженером и вел с виду совершенно непримечательный образ жизни, никто и не догадывался, что за ординарной внешностью скрывается инопланетный вредитель. Как человек, да и как инопланетянин он был по сути добрым, хорошим, романтичным. Он любил гулять по городу осенью, собирать листья, разбрасывать их по дорожкам ногами, зарываться шурша ими, на его планете деревья были вечнозелеными, и он никогда не видел листопада, и снега на его планете никогда не было, поэтому и снег Петр Иванович очень любил и Новый Год с елкой. Вообще ничто человеческое ему было не чуждо, он умел так же любить, ненавидеть, переживать, как и обычный земной человек. На Земле он был по спецзаданию: делать пакости и бескровно привести жителей Земли к вымиранию, ибо на его планете войны, болезни давно были побеждены и главной проблемой было перенаселение. Каждый год перед НГ, когда по городу устанавливали пушистые елочки с яркими игрушками, ему приходило послание с требованием отчета о проделанной за год работе в виде елочной игрушки –розового шарика, на одной из елок города. По итогам этого отчета принималось решение о дальнейшей судьбе агента Окгела, в миру Петра Ивановича. Агент-вредитель из Петра Ивановича был несильно удачный, каждый год он недобирал положенных баллов для возврата домой, на свою планету. В этот раз в письме было приглашение предстать перед комиссией, видимо случилось что-то серьезное.
    -Агент Окгел, мы вас вызвали потому что эффективность вашего пребывания на планете Земля очень низкая. В этот раз вы опять не справились с заданием.
    Петр Иванович стоял в шаре, в розовом шаре и пытался уловить, что ему говорят, ему нужно было срочно найти оправдание, потому что он понимал, что в этот раз ему грозит уничтожение.
    - Одна из операций касалась разработок профессора Поливина на тему продления средней продолжительности жизни, в отчете вы написали, что операция прошла успешно. Вы пробрались к нему в квартиру, включили все краны и затопили два подъезда соседей, каков эффект?
    -Да, по плану он должен был делать ремонт в 36 квартирах и забросить свои разработки, он больше не появлялся на работе.
    -Он не появлялся на работе, потому что принял решение срочно эмигрировать в другую страну, вы это не учли, не просчитали. В другой стране его разработки нашли применение, причем более эффективное, чем было бы в этой стране, а соседи даже сдружились, у одной пары родился будущий гениальный врач, он изобретет лекарство от самых страшных смертельных болезней человечества. Это по-вашему удачная спецоперация?
    Дальше, Лидия Борисовна –ваша коллега, которая писала диссертацию на тему вреда некачественных продуктов питания и их влияние на развитие множества серьезных человеческих болезней. Ей вы каждый день носили пирожные, зачем?
    -Её муж грозился ее бросить, если она растолстеет. И тогда имея личные проблемы ей было б не до диссертации.
    -На самом деле вышло все наоборот, да, она растолстела, ее бросил муж, но вдруг нарисовался новый поклонник, любитель пышных форм и он утопил ее в любви, она даже похудела от ежедневного секса и написала не одну диссертацию, а целых пять. Что вы скажете в свое оправдание?
    -Я еще провел самую важную спецоперацию, я заменил результаты экзаменов умных детей, теперь они пошли учиться в профтехучилища, в вузы попали посредственности и неучи.
    -Наш компьютер просчитал, что это самая неудачная ваша спецоперация, такая концепция позволила самые нужные для выживания планеты профессии, отдать в руки профессионалов и гениев. По указу свыше вас приговорили к ликвидации, как вредоносный и неэффективный актив нашей организации. Что скажете в свое оправдание?
    - Мне нечего сказать в свое оправдание. Я согласен с решением своего руководства.
    -Хорошо, решение будет исполнено. Сейчас компьютер еще раз просчитает все ваши спецоперации за 6 лет и напишет приговор. Возможно появятся новые смягчающие обстоятельства.
    Послышался писк и перезагрузка розового шара, он начал вращаться вместе с Петром Ивановичем, потом остановился и выдал информацию.
    -Есть новая информация о ваших действиях. Компьютер выявил неформальную спецоперацию. О чем вам говорит имя Зоя Петровна Ватрушкина?
    Петр Иванович вспомнил свой странный поступок, когда слезы красивой девушки разбудили в нем непрофессиональную слабость, и он отдал ей две свои месячные зарплаты на красивое платье для свидания, он очень надеялся, что это не всплывет и тщательно скрывал этот поступок.
    -Итак, вами была проведена неформальная, но очень эффективная спецоперация, которую вы начали по своей инициативе. Вы дали деньги одной женщине, подарили просто так. Наш компьютер вычислил, что это гениальная спецоперация.
    -Это была моя ошибка, я просто потерял контроль и пожалел несчастную Зоечку, ей так нужно было красивое платье.
    -Ваша Зоечка потратила эти деньги на пластико-химическую операцию в клинике «Суперпупер», у нее изменились внешние параметры и стали преследовать самцы, завидовать подружки, которым она не сообщила о побочном эффекте, потери репродуктивной способности. Подружки последовали примеру. Наш компьютер посчитал, что через 50 лет эту операцию захочет половина женского населения фертильного возраста, а через 200 лет, при всех прочих равных условиях, человечество вымрет. Вы гений. За это вам дается новая работа, денежные средства и при возврате домой вам будет выделена 1 сотка леса под постройку дома.
    Прошло три года. Петр Иванович директор клиники красоты «Сиськипопысуперкласс» восседал на своем троне-кресле, на последнем стеклянном этаже. В его сейфах были миллионы долларов от клиенток и от руководства, но он оставался прежним, таким же чудным романтиком, любящим гулять осенью по паркам и шуршать листьями, а в снегопад каждый раз бегал на улицу ловить снежинки. У него даже появилась любовь - секретарша Варенька, милая и симпатичная девушка, ей одной он не выделял премию для изменения внешности, за что она на него дулась и обижалась. Как-то она не выдержала и сказала ему быстро, что б не испугаться:
    - Почему уже всем работницам нашей клиники, всем вашим знакомым вы дали премию для операции по красоте, а мне нет? Неужели вы не видите, мне она так нужна.
    На что Петр Иванович ответил:
    -Варенька, вы такая красивая и прекрасная, зачем вам эти операции, живите счастливо.
    Варенька надула губки и вдруг неожиданно для себя самой взяла руку Петра Ивановича и положила себе на грудь:
    -Смотрите, какие они у меня маленькие, их почти нет, как мне жить с этою бедой, меня никто не хочет, все мужчины кидаются на тех, у кого большие сиськи, я осталась практически сама на этой планете такая некрасивая и плоская!!!!! Рыдания задавили Вареньку и она хотела убежать. Но она не знала, что наш Петя Иванович был инопланетянином и у него было множество всяких особенностей, например, при сексуальном возбуждении у него отключалась не часть мозга, как у людей, а полностью весь мозг и дальше все шло на автопилоте, остановиться он не мог. Он схватил Вареньку, быстро ее раздел и дальше все было как в каком-то вихре, долго и разнообразно: на столе, на полу, во всех позах, вниз головой, вверх головой, как собачки, как кошечки, как рыбки, как цветочки, как не понять что вообще, в прыжках, на полу с кувырками и еще много всего неземного, да и по времени необычно долго и со скоростью как в кино с перемоткой, безумный темп. Когда все закончилось, Варенька была уже в совершенной прострации и не знала плакать ей или смеяться. Петя Иванович лежал неподвижно на полу в неясной позе и не откликался, такого секса у Вари никогда не было, она пыталась перевести дух и встать, но не смогла, упала рядом и тупо смотрела в потолок, пытаясь осознать происшедшее, даже ущипнула себя, что б проверить не сон ли это был.
    К Новому Году Пете Ивановичу опять пришло требование о предоставлении отчета на елочной игрушке-розовом шарике. Но в этот раз этот шарик был растоптан нещадно, Иванович шел домой радостно и с цветами. Дома его ждала Варенька и теща, а еще у Пети Ивановича родился чудный сын, копия папеньки.
    -Посмотри какой он милый, мама!
    - Он просто чудесный, а какие щечки, а какие неземные глазки! Правда совершенно нет волосиков, и даже ноготков, говорила я тебе, Варя, ешь творог!!!
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  7. #6
    5.

    В ОЖИДАНИИ

    Витина жизнь перед Новым годом пошла наперекосяк: все куда-то бежали, спешили доделать свои дела и даже приходящие в дом курьеры вместо обычных разговоров по душам, кивали ей головой и исчезали, оставляя на полу некрасивые серые коробки. Вита грустила, ела сладости и ждала наступления Нового года. Она не очень понимала этот праздник, но все равно ждала – ей казалось, что с боем огромных курантов, подарками и фейерверком всё станет по-другому и все опять вспомнят о ней. Иногда Вита крутилась около зеркала, выбирая платье на Новый год, пытаясь соорудить из своих коротко стриженых волос подобие праздничной прически, но потом ей это надоедало, и она уходила к себе в комнату. Там она и проводила большую часть дня, перебирая, как завороженная, елочные игрушки, которые пылились в коробке в ожидании праздника.

    В этой мишуре и лежащих на ней разноцветных шарах было что-то волшебное, другое - из сказок и Витиных снов. Дождик и гирлянды, как всегда, перепутались между собой и стали похожими на гнездо, в которое волшебная птица отложила свои сверкающие яйца и улетела, махнув по стеклам квартиры белым морозным пером. И сегодня Вита, пообедав, тоже ускользнула к себе в комнату – успеть посмотреть на шары до того, как их надо будет долго и старательно развешивать на ненастоящую, хоть и красивую елку. Она брала их в руки бережно, по одному, аккуратно трогая золотистую пыль и проводя пальцем по нарисованным дорожкам узоров, а потом снова складывала обратно на мишуру, напевая им какую-то свою, никому неведомую колыбельную…

    Мама влетела в комнату, услышав сначала странный звук, а потом плач Виты – та лежала на развалившейся от ее тяжести коробке с игрушками, и, плачущая – показывала маме на укатившиеся под шкаф и уцелевшие шары. Мама рывком подняла Виту с осколков, стряхнула запутавшиеся в кофте блестки и крепко прижала к себе. Вита повисла на маминой шее и зарыдала уже во весь в голос, пытаясь, всхлипывая, объяснить маме что-то свое, важное: «Птенцы, я раздави-и-ила, птенцы, я хотела, чтобы тепло-о-о! Я неча-яна-а-а-а!». Но мама ничего не понимала и продолжала обнимать и гладить по голове свою самую несчастную и все равно самую прекрасную девочку на свете, без конца повторяя: «Всё будет хорошо, Вита, всё будет хорошо.»
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  8. #7
    6.

    ДОЛГАЯ ЗИМА

    Зима выдалась суровой, снежной и вьюжной. За ночь намело сугробов столько, что калитку не открыть.
    Она лежала в полной темноте, за окном стонала вьюга, маленькое оконце было залеплено снегом. От холода закоченели руки, казалось, что пальцы смерзлись и уже никогда не будут ее слушаться.
    Она встала, пошевелила кочергой в печке, бесполезно-все угли давно остыли. На бетонных стенах каморки белела изморозь. Через щель, под легкой дверью, вьюга намела холмик пушистого снега.
    Тоскливо, холодно, голодно. В животе противно квакали лягушки.
    Она натянула шапку на глаза и опять легла под ватное одеяло, на узкую, с металлической сеткой кровать.
    Одеяло было старым, вся вата сбилась в комки и торчала клочками по краям.
    Она покрутилась, устраиваясь поудобнее, стараясь не касаться холодного края кровати, горестно вздохнула и попыталась заснуть.
    Но в это время проснулся Вовка, с которым она спала » валетом» на одной кровати и сунул ей свои ледяные ступни. Она обняла их руками, подтянула поближе к губам и стала согревать своим дыханием. Свои же ноги поджала, чтобы не беспокоить его. Но через пару минут он нашарил их под одеялом и засунул себе подмышку. Она уснула.
    Через час проснулась и, хотя в комнате было темно, поняла, что уже пора вставать. Надо было раздобыть хоть немного денег и купить еды.
    Она надела две пары носок, большие валенки, завязала шею старым платком и вышла во двор. Утопая в снегу, пошла к сараю за банками. Стряхнув с них снег, стала складывать в две сетки, по пять штук в каждую.
    Вспомнила про варежки, зашла за ними в каморку. Вовка проснулся и попросил дать какой-нибудь еды. На плите стояла сковорода с остатками вчерашнего ужина: несколько толстых ломтей картошки в застывшем жиру, перемешанной с черным луком.
    Она выбрала пальцами сгоревший лук, отскребла ножом противный жир, сложила куски картошки на тарелку и поставила прямо на подушку, что бы ему не вылезать из - под одеяла.
    Засунула в рот один ломтик, пожевала. Картошка была подгоревшей снаружи, но сырой внутри и противно хрустела на зубах.
    Нашла небольшой сухарь, полила его водой из чайника и посыпала сахаром. Откусила один раз, остальное положила Вовке в тарелку.
    Посмотрела на грязные банки, надо мыть, не примут в таком виде.
    Налила воды в таз, помыла их, снова разложила по сеткам. Села, засунув покрасневшие руки под кофту.
    Наконец, надев свое тяжелое пальто и взяв в руки сетки, вышла за калитку
    Снегу за ночь намело по пояс. Небо было низким, свинцовым и сумрачным.
    Она шла по колее, которую рано утром оставила на дороге машина. Вскоре вышла на широкую улицу, где снег был утоптан, стало легче идти.
    Через полчаса, волоча за собой банки, она доплелась до пункта сдачи стеклотары.
    Ларек был закрыт, а кривая дверь завалена снегом.
    На табличке была надпись «открыто с 8 до 5»
    Она встала под дверь, и приготовить ждать. Редкие прохожие смотрели на нее с удивлением.
    Она же пересчитывала в уме банки и деньги, которые ей сейчас дадут, только надо подождать, ларек откроется, обязательно откроется.
    Мысль о пирожках, которые она сможет купить грела ее и не давала уйти.
    Через два часа взошло солнце, все вокруг заискрилось и стало теплей.
    Она стояла и доверчиво ждала, написано же с 8 до 6.
    Наконец, какая то сердобольная бабка крикнула ей: “ Что стоишь, дура, иди домой! Ларек не работает с лета»
    Она потопталась еще несколько минут и потащила банки домой.
    В носу щипало, хотелось плакать, но что толку от слез? Проклятые банки отрывали руки, хотелось бросить их, но за банки можно было получить нагоняй.
    Она зашла в каморку, хлопнув дверью. Вовка поднял голову с подушки, посмотрел на нее вопросительно, она покачала головой.
    -Иди, сейчас же иди! Крикнул он ей злым голосом.
    -Сам иди, я вчера ходила, огрызнулась она. Он вынул ногу из-под одеяла и больно пнул ее под тощий зад.
    -Иди!
    Она накинула пальто на плечи и пошла к соседнему дому. Долго стучала в калитку, долго ждала, наконец, соседка выглянула и спросила недовольным голосом:
    - «Зачем пришла? Что тебе надо?» И сразу же захлопнула дверь.
    И чего спрашивает, знает же, удивилась она.
    Через пять минут соседка вынесла ей кусок черного хлеба, толщиной с ладонь.
    Вовка разрезал кусок на две части, полил водой, посыпал остатками сахара и стал взвешивать на ладонях, пытаясь определить какой кусок больше.
    Поколебавшись, отдал ей больший кусок.
    Доев хлеб, она стала собирать со стола свои учебники и тетради, пора было идти в школу. Они учились во вторую смену: она во втором классе, брат в пятом.
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  9. #8
    7.

    ОБМЕН

    Конец года не задался.
    На улицах было сыро и слякотно, с неба сыпал колючий, мокрый снежок.
    Дашка с опаской обходила лужи, стараясь не испачкать белые сапожки и мрачно размышляя о том, как глупо выглядит в своем костюме Снегурочки, когда нет ни сугробов, ни пушистых белых хлопьев, ни упряжки с оленями. Обычно Дашка любила подрабатывать Снегурочкой, но сегодня настроение было не то. Как будто какой-то глупый и злой шутник съел ее любимые конфеты, а фантики аккуратно свернул и положил в вазочку.
    Ехать на другой конец города пришлось на метро.
    В довершение всех неприятностей, Дашке в напарники достался Славик, основательно перебравший на вчерашнем корпоративе. Люди в вагоне хихикали, глядя, как понурый Дед Мороз, страдающий острым похмельным синдромом, задремав, роняет голову на плечо Дашки-Снегурочки.
    Офис, в который они приехали с небольшим опозданием, находился в здании бывшего института. Лифт, разумеется, не работал. Они покорно шли за встретившей их девушкой, окутанной ароматом каких-то нестерпимо-сладких духов, по бесконечным коридорам, имевшим унылый и заброшенный вид. Всю дорогу Славик тихо и горестно вздыхал.
    В соседнем офисе тоже гуляли. Дашка на минутку забежала в туалет, и почти нос к носу столкнулась с другой Снегурочкой, такой же белокурой и худенькой, как она сама. Девушка жизнерадостно ей улыбнулась и даже подмигнула -видимо, у нее все было в полном порядке.
    Стоя перед зеркалом, Дашка заметила, что на рукаве ее белого пальто с меховой отделкой красуется свежее пятно от горчицы. Каким-то чудом она успела сегодня на бегу, между двумя мероприятиями, перехватить хот-дог у палатки рядом с метро. Изляпалась, Снегурочка-засранка. Кстати, в чем там еще ее обвинял ее бывший возлюбленный ? Список ее несовершенств был слишком длинным, всего и не вспомнишь...
    Застирывать не было времени, и она повесила пальто в коридоре, на трехногой вешалке, и осталась в светлом платье с веселенькими меховушками на подоле и рукавах.
    Радовало только то, что последнее на сегодня мероприятие для офисных работников длилось не долго - все стремились побыстрее попасть домой, готовить салаты, наряжать елку и охлаждать шампанское, ожидающее боя курантов.
    Отработав все дежурные номера, Дашка и Славик были совершенно свободны. Затем за Славиком приехала его подруга Анфиса, смотревшая на Дашку неодобрительно и ревниво. Надежда на то, что она подвезет ее хотя бы до метро растаяла, как льдинка в слякотной луже.
    Дашка пошла одеваться, когда все уже разошлись. Ее пальто одиноко висело на вешалке, и она уже всунула руки в рукава, когда заметила, что горчичного пятна не было.
    Она опустила руку в правый карман -ее ключей тоже не было. Предсказуемо, как сказал бы Максим, ее бывший.
    Дашка относилась к той категории людей, что верят в добрые чудеса и ужасно удивляются, когда у них вытаскивают кошелек, обсчитывают или окатывают с ног до головы грязью из-под колес.
    Зато в левом кармане обнаружилась связка из двух других и исписанный листок из блокнота.
    "Привет, подруга !
    Вижу, что у тебя настроение- дрянь. Честно сказать, у меня тоже.
    Может, давай поменяемся? Мы, Снегурки, должны помогать друг другу.
    С наступающим !!!"
    На обратной стороне был записан какой-то адрес. Буквы были ровными и округлыми, как спелые плоды. Аккуратный, красивый почерк никак не вязался с таким удивительным, необъяснимым самоуправством.
    Дашка пожала плечами. Воровать в ее комнате в аспирантском общежитии было нечего, кроме старенького халата и библиотечных учебников. Деньги лежали на карточке, телефон -в кармане платья с меховушками. Все ценные вещи остались в квартире Максима, улетевшего со своей новой девушкой в Прагу. Дашка договорилась, что вещи побудут у него, пока она не найдет себе комнату поближе к работе.
    Она тоскливо представила себе, как по пробкам добирается на другой конец Москвы, в свое общежитие, в комнату с пустым холодильником. А еще ведь нужны силы, чтобы потолкаться в предновогодних очередях, купить конфет и мандаринов, курицу-гриль и банку ананасового компота И еще хорошо бы сделать салат с креветками... Под ложечкой засосало так, что Дашка чуть не застонала.
    Проездной был на месте, но Дашка все равно поймала такси -ноги нестерпимо болели после целого дня, проведенного в снегуркиных сапожках на высоких каблуках. Удивляясь самой себе, она назвала шоферу записанный на блокнотном листке адрес.
    По дороге, ругая себя, она вспоминала все известные ей страшные истории, случавшиеся с неосторожными, глупенькими и доверчивыми девушками, и по ходу придумывала все новые неприятности.
    "Подруга" обитала в многоквартирном кирпичном доме, окнами выходившего на шумный проспект, в квартире на третьем этаже.
    Обругав себя еще разок, Дашка открыла дверь.
    В квартире вкусно пахло жареной курицей. В прихожей было тихо, только из комнаты доносился непонятный рокочущий звук. Не зажигая света, она разулась и на цыпочках прошла в комнату.
    Здесь мягко светился "бабушкин" абажур с бархатными кистями, стоявший на полированном пианино. Большая живая елка переливалась разноцветными огоньками. На столе стояли бутылки с минеральной, бокалы и блюдо с фруктами, свечи и ведерко со льдом.
    На диване лежал толстый рыжий кот, уютно уткнувшийся в бок громко сопящего парня, дрыхнувшего без задних ног. Кот лениво прищурился, спрыгнул и подошел к Дашке, а парень неожиданно сел, распахнул глаза и радостно заулыбался. Парень был симпатичным. Глаза у него были светлыми, как у Дашки, и в них не было ни малейшего удивления.
    -Привет ! - сказал он - Я тут немного похозяйничал без тебя -курицу пожарил, порезал салаты. За минералкой сходил ,- голос у парня стал виноватым, он как будто слегка охрип.- Знаешь, я понимаю, что это свинство, но я совсем не помню, как тебя зовут. Забыл...После вчерашнего, понимаешь... Ты извини меня ,ладно ? Я еще елку купил, живую, - умоляюще сказал парень. -Ты мне правда очень понравилась, только вот с именем...
    Дашка молчала и думала, что это нечестный обмен. Еще никто в жизни, кроме мамы и бабушки, не готовил для нее и не наряжал елку.
    Рыжий кот мурлыкнул и потерся об ее ноги.
    -Бывает,- спокойно сказала Дашка и улыбнулась парню.- Давай знакомиться заново...
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  10. #9
    8.

    РАБОЧИЙ ВОПРОС

    В один из снежных декабрьских дней большой голубой дом с резными оконцами, пропустовавший все лето и осень, вдруг ожил. В окнах зажегся свет, над крышей закурился сизый дымок. До самой ночи по дому сновали неясные тени, а когда над садом взошла полная луна и снег прочертили причудливые тени старых яблонь, из дома вышла большая компания мужчин и гуськом, стараясь не шуметь, проследовала в стоящую в глубине сада баньку.
    Покидав в предбаннике кое-как свои шубы, мужчины скрылись в парилке, и долгое время оттуда доносилось только довольное фырканье и кряканье, да иногда кто-нибудь бросал реплики вроде:
    -А ну-ка, поддай еще парку!
    -Молодец Семёныч, хорошо протопил.
    -Йа, йа, кароший баня.
    Но вот наконец все согрелись, очистились, и завязался разговор.
    -Колян, значит, всё, - грустно пробасил тот, кто хвалил Семёныча.
    -Да, сдулся.
    -Старый, говорит, стал, отдохнуть хочу.
    -Ишь ты, - восхитился обладатель баска, - и какая только дурь в голову не придет!
    -Ну так, с кем поведешься, - отозвался сосед баса слегка блеющим тенором. - Надо, говорит, уважать права трудящихся, а я, говорит, всю жизнь проработал, пора и на пенсию.
    -Сколько ж это он в должности был?
    -Да всего ничего, когда там в его регионе наши услуги первый раз понадобились, лет триста тому?
    -Меньше, двухсотпятидесяти не будет.
    -Всего-то? - возмутился тенор.
    -До этого он долго в помощниках ходил, - сказал бас, поборник справедливости. - У нашего немецкого коллеги.
    -Йа, йа, кароший был помощник, - закивал немецкий коллега.
    -И всё равно, - упорствовал тенор. - Не делают так.
    -Зря мы его в том году в Норильск отправляли, пускай бы и дальше к капиталистам мотался, - вздохнул бас.
    Повисла пауза.
    -Постойте, - встрял новый голос, - это что же получается, у нас никого на Австралию нет?
    -Почему нет, обещали новенького прислать.
    -Ну и где он? - капризно спросил блеющий тенор.
    Из уголка парилки раздалось робкое покашливание, и все головы дружно обернулись туда.
    -Я здесь, - стесняясь и краснея, сказал сидевший в углу совсем молоденький безусый юноша.
    -Они там совсем, что ли, с ума посходили? - возмутился сидевший до тех пор смирно маленький парильщик. - Кого присылают? Где его борода, я спрашиваю, нет, покажите мне, где его борода?
    -Тише, тише, Сегацу-сан, что же делать, коли других нет, - примирительно сказал бас. - Борода дело наживное, а пока и с приклеенной походит.
    Юноша хотел возмутиться, но тенор опустил ему на плечо оказавшуюся неожиданно тяжелой длань и угрожающе проблеял:
    -Сказано - с приклеенной, значит, и приклеешь! Как миленький!
    -Ну что ты пугаешь новичка, Пукки. Он и так все понимает. Ведь понимаешь, да? - обратился бас к новенькому.
    Тот кивнул.
    -Как звать-то тебя?
    -К-коля.
    -Гляди-ка, и с именем свезло. Ну а английский выучил?
    Коля снова кивнул.
    -А ну, скажи чего-нибудь.
    -Л-лондон из зэ кэпитал оф г-грэйт британ, - выдавил из себя Коля.
    -О дает! Тебе в Австралию лететь, а ты тут про Лондон поёшь, - встрял снова тот, кого назвали Пукки.
    -Про Австралию тоже могу, - шепнул Коля. - Сидней из вери бьютифул.
    -Ну вот, другое дело совсем, - одобрил Пукки.
    -Ай ам ёр фрэнд. Вэар из ёр чимнэй. Хо, хо, хо! - последнее "хо" у Коли от волнения получилось радостным фальцетом.
    -Да не пугайся ты так, - подбодрил бас Колю, - хорошо все будет.
    Тут неизвестно откуда появились, весело звеня, бутылки, невидимый Семёныч обхаживал гостей, без устали доливая кружки, и в бане стало совсем шумно и весело.

    Наутро добрая половина гостей разъехалась. Но перед этим все еще раз собрались вместе, чтобы снарядить нового Колю в его первую командировку. Мороз достал из сундука провонявшие нафталином (и проворчал: "Выветрятся, ничё") теплые алые штаны и такую же куртку, отороченную белым мехом. Мешок для подарков и красный колпак с помпоном Коле, как оказалось, выдали на складе. Оставалась проблема бороды, и Йолупукки, немного постонав для приличия, все же выдрал клок из своей козлиной шкуры. Получилось все очень неплохо.
    Наконец в доме остались только Дед Мороз, Сегацу-сан, работа которого начиналась лишь через несколько дней, и немецкий коллега Николаус, уже отработавший в начале декабря.
    А накануне нового года почтовой ступой прилетело письмо из Австралии на имя Деда Мороза.
    Молодой Санта Клаус выбрал самую красивую открытку с огнями Сиднея, но само подравление было лаконичным. Коля не решился поведать о своих злоключениях. Он ничего не написал о том, что вместо нормальной зимы вдруг очутился посреди знойного лета и чувствовал себя в своих штанах на флисовой подкладке полным идиотом. Умолчал он и о том, что в первый же день по прибытии столкнулся со странной скачущей зверюгой, попытавшейся вступить с ним в кулачный бой, и новоявленному Санте пришлось забыть о своем достоинстве и драпать от нее, сверкая пятками, а потом отсиживаться в каком-то сарайчике. Не было в письме ничего и про то, как Коля, обнаружив в сарайчике мешки с сеном, наплевал на все, чему его учили в ШОС - Школе Околореальных Созданий, стянул с себя ненавистные штаны с курткой и спрятал их в одном из мешков. Ничего этого Коля не стал писать. Вместо этого он вложил в конверт фотографию, и внезапно погрустневшие Дед Мороз с Сегацу-саном и Николаусом долго смотрели на мускулистого и загорелого (когда успел?) Санту в узких красных плавках, стоявшего на какой-то доске посреди изумительно синей воды в окружении таких же загорелых и улыбающихся во всю ширь своих зубов девушек. Козлиной бороды не было и в помине, от всего наряда осталась только красная санта-клаусовская шапочка, но, похоже, никого это в той Австралии не смущало.
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  11. #10
    9. (1/2)

    ЗАПАХ СЧАСТЬЯ (начало)

    Зимний день погружался в прозрачную синеву, и город напоминал прохожим сказочный Конфетенбург. Ася ехала в трамвае, удачно устроившись у окна. На коленях она держала закрытую корзину, в которой тревожно мявкала старая трёхцветная кошка. Просунув руку под крышку, Ася гладила строптивицу, сама же во все глаза, словно на сцену театра, смотрела в окно. За стеклом струилась и мерцала автомобильная река, на берегу её теснились магазины с ярко освещёнными витринами, и в каждой красовалась ёлка. Это было так волшебно, что в Асиной голове зазвучали нежные, осторожно-вкрадчивые аккорды из балета Чайковского.

    Когда трамвай остановился у ветеринарной клиники, выбираться наружу ей совсем не хотелось. Кое-как протиснулась к выходу и последней ступила на проезжую часть. Тут же, справа, резко тронулась чёрная бэха и торкнула девушку в бок. Ася шлёпнулась, уронив корзину, машина визгнула тормозами. Из опустившегося окошка выдвинулась какая-то репа со страшными глазами и закричала:

    - Овца тупая! Жить надоело? Шевели копытами!

    Ася молча схватила корзину с орущей Маркизой и потрусила к тротуару, слегка прихрамывая.

    - Номер, номер надо записать! – гомонил народ на остановке. – Купил права и давит людей. А девка-то охромела…

    Объясняться с группой поддержки Ася не стала. Жива - и ладно. Просто ноги у неё на самом деле разные. Не в том смысле, что одна левая, а другая правая, но всё же одна немножко короче и тоньше другой. Такой абзац. Правда, в брюках, и если не бегать, совсем незаметно.

    Ася не оскорбилась и не чувствовала себя навеки опозоренной. При всей своей застенчивости она давно уже умела закрываться от преуспевающей гопоты. В её душе на такие случаи была устроена воображаемая шторка, ширк справа налево, - и нету обидчиков.

    А в клинике народу было мало. Вскоре вошёл молодой человек с большой птичьей клеткой, накрытой шалью. У него сразу же зазвонил мобильник, и он громким шёпотом начал врать:
    - Паша, я на переговорах. Когда прилетают? Нет, не успею встретить, выкручивайся сам, перезвоню.

    С отчаянием он оглядел присутствующих и спросил:
    - Может, кто-нибудь меня пропустит? Везде опоздал.

    Пауза висела недолго, потому что откликнулась Ася:
    - Да, конечно, идите передо мной, я подожду.
    - Спасибо вам, - прочувствованно ответил юноша. Присел рядом и откинул с клетки шаль. Там обнаружился сизый голубь с распоркой на крыле.

    - Он домашний? – удивилась Ася.
    - Да нет, с улицы взял. Кошка, видимо, крыло перекусила. Пришлось голубчика оперировать.

    Ася отодвинула свою корзину подальше.
    - Кто у вас? Кошка? – спросил юноша. – Интересно, сколько голубей у неё на счету?
    - Не знаю, не моя киса.

    Тут и врач освободился, а через минуту позвали Асю. Голубю поправили распорку, прописали мазь, Маркизе проворно саданули сердечное. Так что молодые люди со своими болящими вышли из клиники вместе.

    Зима, как водится в наших краях, изрядно капризничала. Снег едва прикрывал чёрные лужи, сей мезальянс на глазах превращался в бурую кашу.

    - Хотите, я вас подвезу? - молодой человек достал ключ зажигания, на его сигнал ответно пикнул шикарный хаммер.
    – Давайте знакомиться. Александр Ледогоров, практически Дед Мороз.

    Ася доверчиво улыбнулась и забралась в автомобиль. Разместила корзину, сообщила своё имя и направление движения – на самую окраину.

    - Скажите, Ася, а почему вы совершенно постороннюю кошку возите на уколы?
    - Я социальный работник, опекаю бабушек. Одна из них очень переживает за Маркизу…
    - Здорово, - обрадовался Александр, - возьмите и моего голубка! Оплачу труды, как за двух старушек. Ну, нету у меня времени на эту возню! Я вообще за городом живу и работаю там же.
    - А где вы работаете?

    Саша задумался. Лицо у него было серьёзное, но глаза смеялись.

    - Знаете ли, я произвожу чудеса. Круглый год, в отличие от Деда Мороза. У меня неподалёку от Краснолесья гостевой дом. Предоставляю отдых статусным господам. В общем, те ребята, которые не желают светиться в Куршевеле, едут ко мне.
    - Ого! Не представляю, чем их можно удивить в нашем захолустье.
    - Работаем… Летом – гольф, осенью – трюфельное сафари, зимой…
    - Простите, что вы сказали? Белые грибы в наших лесах водятся, но трюфели…
    - Да я статью могу показать в газете! –сразу загорелся Саша. – Это редкость, но мы нашу рощу сами засевали трюфельными спорами. Завели хрюшку-гурманку, она пару кило трюфелей нарывает каждый сезон.

    Пока добрались до Асиного дома, Саша пересказал всю мировую историю короля грибных ароматов. Из машины Ася выбиралась не только со своей корзиной, но и с птичьей клеткой.

    Саша протянул рецепт на голубиную мазь, вложив в него пару купюр:
    - Я через недельку заеду, навещу пациента?

    Ася смущённо покивала и в полном замешательстве отправилась домой. Через неделю… Это будет 31ое декабря. Денег выдано чересчур. А начнёшь отказываться – может получиться совсем по-дурацки.

    Время после этого повисло в невесомости. Приедет или не приедет? Если приедет, то вряд ли только из-за голубя… Выходит, надо объясняться. Ноги-то разные, а парень – почти принц. Как человек порядочный, Ася просто обязана сообщить, что Сашин хаммер не туда заехал. Ошибка навигации. Но почему она обязана? Лиза Болконская над губой усики имела, и ничего… Впрочем, она и с усиками была княжной …
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  12. #11
    9. (2/2)

    ЗАПАХ СЧАСТЬЯ (окончание)

    Эта смутная дребедень терзала Асю, несмотря на миротворца-голубя. Процедуру помазания пациент переносил снисходительно, кушал исправно, после чего наклонял головку набок и коротко зыркал – типа, не трусь, подруга.

    31ого декабря к обеду Ася уже устала нервничать, натянула старые джинсы и объявила маме, что остаётся дома. Тут как раз в дверь и позвонили. Вернее, позвонил.

    Саша в дедморозовской шапочке внёс холодный воздух и бодрящий аромат приключений:

    - С наступающим! О, вижу, вы готовы в дорогу! Как наш голубок? – Саша наспех осмотрел пернатого. –Ася! Вы заслужили премию. Давайте махнём в Краснолесье, ручаюсь, что сумею вас удивить, развлечь и порадовать!

    Мама взволнованно маячила на заднем плане, не решаясь возражать. Ася посуетилась минуту на месте и пошла за Александром.

    Всю дорогу они болтали о разных глупостях, по мере сил избегая пауз. Но они, эти томительные паузы, всё равно умудрялись встрясть и разорвать болтовню оглушающей тишиной.

    У Краснолесья Саша свернул на узкую дорогу, и вскоре хаммер выехал к берегу озера. Ещё один поворот и перед ними возникли невысокие ажурные ворота. Последний день года залил небо густой синькой, обрамляя особняк с башенками, эркерами и цветными витражами в окнах.

    - Ой, да у вас тут настоящий замок! – испугалась Ася. Всем с детства известно, что замок – это бал, а бал – это платье и хрустальные туфли. Причём на самых красивых и безупречных ногах!

    Саша посмотрел на девушку медленным взглядом и сказал:
    - Послушай. В этом доме сегодня несколько гостей, весьма состоятельных. Мы - повара, массажисты и прочие массовики-затейники работаем для них, но поразить их воображение невозможно. Они не могут удивляться. У них иссяк этот ресурс. А у тебя он есть! И в этом твоя супер-значимость на празднике жизни. Ты – звезда. По крайней мере, сегодня. Сечёшь фишку?

    Ася засмеялась над таким кульбитом, и ей снова стало легко и свободно. Саша потащил девушку в дом, стараясь показать сразу и всё. Сначала кухню – там орудовала интернациональная шайка. Китаец, толстая украинка в расшитом фартуке, длинный и худой поляк. Под стук ножей он выхватил из сковородки кусочек мяса, макнул его в соус и азартно протянул Асе:
    - Попробувайте, пани.

    Тут же были открыты несколько бутылок вина и наполнена дюжина фужеров. Первый глоток – бархатистая терпкость, ещё один – хрустальные капельки челесты. Вино звучало, как музыка Чайковского.

    - Неплохо? – Саша забрал у Аси фужер и потянул её из кухни. –А теперь я тебе свой лес покажу, там до сих пор трюфелями пахнет.

    Саша вывел девушку через чёрный вход и повлёк по дорожке к ограде. Сразу за нею начиналась дубовая роща. Исполинские деревья, не дрогнув ни единой веткой, упирались в низкое небо, между ними было просторно и даже светло от пятен нерастаявшего снега. В таком лесу можно только молчать. И при этом не чувствовать себя отдельной, необязательной частью вселенной. Как снег равноправен с дубовой корой, как холод зимы обязателен для лесной почвы, так Ася со своими руками, ногами, достоинствами и недостатками была естественна и даже единственно возможна рядом с Александром.

    Вдруг со стороны особняка что-то хлопнуло, в небо взметнулась сигнальная ракета.

    - Что это? – пробормотал Саша. – Я ведь охране отгулы дал…

    Тут же на тропинке обозначился тёмный силуэт. К ним спешил парень в вечернем костюме.
    - Саня, труба! Твой бизнес продали! В Чечню, судя по бумагам…
    - Брось трепаться, это же невозможно без моей подписи. Не-воз-мож-но!
    - Ну, иди, выясняй… Там целая бригада вломилась, ищут тебя.
    - Чёрт! – Саша сжал кулаки. – Ах ты, фортуна расейская! Ах вы, твари ненасытные!

    Он повернулся к Асе:
    - Извини, кажется, чудеса отменяются. Ты иди по этой тропинке, она ведет к трассе. Там жди меня… но не больше часа. Потом лови попутку и дуй домой. И двигайся, двигайся, не стой на месте!

    Ася осталась одна и сразу почувствовала, какое у неё холодное пальтишко. Лес молчал укоризненно, отстранённо. Ася побрела по тропинке. Вдруг из-под ног метнулся серый комок и замер у кустика. Крыса! Смотрит красными бусинками и ведь не убегает, гадина. Следит, вынюхивает…

    «Наверное, они всё-таки сожрали Конфетенбург… И Гофман это знал, и Чайковский знал. »

    Глухой участок загородной трассы в новогоднюю ночь был беспросветен.
    Зато приближающийся звук мотора Ася услышала за версту. По дороге нёсся разбитый жигуль, подскакивая на всех колдобинах. За рулём - о чудо! – был Саша.

    - Замёрзла? Давай, грузимся в хорошем темпе! Представь, там настоящие бандюки, римейк 90х… Вот, позаимствовал у фермера калымагу и решил дать дёру.
    - Так, может, в полицию?
    - Нет, моя хорошая, не сейчас. Сколько времени? Без четверти Новый Год! Давай-ка затихаримся.

    Саша свернул с трассы, и жигуль укрылся в придорожных зарослях.

    - У меня есть для тебя подарок. – Саша полез во внутренний карман куртки и достал коробочку.

    Прямо скажем, не самую маленькую. Бриллиантовые кольца в таких не вручают. Ася уже не дышала. Поэтому не сразу почувствовала необычный аромат. Саша хрустнул фольгой и протянул ей трюфель, размером с детский кулачок. Чёрный, бородавчатый, неказистый клубень. Но салон жигулей мгновенно заполнился запахом спелого леса, плотской любви и острой жажды жизни.

    Саша пошарил в бардачке, выудил складной нож, а затем и мерзавчик с нахлобученным на горлышко пластиковым стаканчиком. Наливая водку, сказал:
    - Смотри, нам снова везёт. Машина оборудована стаканом.
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  13. #12
    10. (1/2)

    СОН ВО СНЕ (начало)

    I. “Сны, если очень нужно, можно брать напрокат” (c)

    Взмахнув цветной россыпью , как крылом жар-птицы, сон улетел, выбросив Дану в реальность черной ночи. Тут же открыв глаза, она встала к кровати и подошла к окну. Эта новая привычка - пробуждаться ото сна, в мгновение расспрощавшись со сновидением - появилась у нее в последнюю неделю, по приезду в короткий зимний отпуск в маленький заснеженный городок маленькой горной страны. Но она была этому рада - можно полюбоваться синевой снега под угасающшей луной. И желтизной горяшего светом окна Мэтта в гостиничном крыле напротив.
    Как и Дана, Мэтт был одним из постояльцев старого отеля. Cдержанный, даже немного отстраненный, он держался со всеми с прохладной вежливостью.
    Мэтт никогда не ходил на прогулки по лесу или в город,лишь уезжал в автомобиле на пару часов, всегда возвращаясь к ужину.
    После первого же прерванного сна, Дана заметила свет в его окне в предрассветной темени. Ей потребовалось еще пару дней, чтобы осмелиться упомянуть об этом самому хозяину окна.
    - Да, у меня сейчас мой привычный период инсомнии,закончится в начале января. - спокойно пояснил он. - Я специально приезжаю сюда, чтобы меня никто в это время не беспокоил.
    - Как же вы справляетесь с такой долгой бессоницей?, - cпросила Дана, осторожно обходя вопрос о том кто именно мог бы побеспокоить этого элегантного одинокого туриста.
    - Я читаю, смотрю фильмы, пишу блог,- прохладный голос Матта прервал любопутствующие размышления собеседницы. - Если вам не спится, пошлите мне СМС.. Мы можем встретиться в гостиной отеля, поговорить..
    С этого предложения началась их “предрассветная жизнь”. По CMC от проснувшейся под утро Даны, они встречались около 4-х утра в гостиной у догорающего камина, и разговаривали взахлеб до 6-ти. Потом встречались за завтраком, и расставались на целый день, чтобы вернуться к ужину все за тем же “своим” столиком у окна.
    Вот и сейчас, едва расспрощавшись со сном, Дана тут же начала печатать сообщение на мобильнике. День начинался привычно- хорошо: яркий сон, Мэтт...

    Внутренний голос только собрался напомнить об опасности привыкания к хорошему, как появился ответ от Мэтта, и Дана быстро выскользнула за дверь. Предупреждение самой себе осталось не услушанным.
    О чем они разговаривали на этот раз? Как всегда, это был водопад фактов, комментариев, образов.Восточная философия, итальянский кинематограф, загадки в истории живописи.
    Мысли друг друга не отторгались в споре, а переводили в новое русло. Дана не успевала поражаться не только начитанности Мэтта, но его знанию последних новинок кино и театра - того, на что нужно прежде всего время. Да, конечно! У, него есть “его инсомния” , и с нею- дополнительные 7-8- часов каждые сутки.

    Пробившие шесть утра часы привычно прервали их разговор. Встав с кресла и слегка поклонившись, Мэтт ушел к себе. Этот едва заметный наклон головы в поклоне был для Даны частью его непонятного очарования, вместе с волнующей смесью теплого дружеского внимания и прохладной отстраненостью.

    “Будет над чем подумать сегодня во время прогулки”,- промурлыкала Дана и направилась в свою комнату.

    В холле отеля ее остановил консерж: “Я надеюсь, вы уже слышали о сегоднешнем событии в книжном магазине напротив?.. Нет? Я очень вам рекомендую, это местная 150-летняя традиция отмечать приближающийся Новый Год творческим конкуром рассказов. Присланные работы оцениваются Комиссией, и победитель публикуется в специальном ежегодном альманахе. Сегодня утром как раз собираются на оглашение победителя. Я очень вам рекомендую посетить.”

    За завтраком Дана, почти что зная ответ, все-таки спросила Мэтта собирается ли он в книжный магазин на оглашение победителя конкурса.

    - Вы же знаете, я не бываю в городе...Маленькие провинциальные улочки лучше наблюдать из окна автомобиля, - не смотря на высокомерие ответа, Дана снобизма в прозвучащей фразе не почувствовала. Нет, здесь не снобизм, не заносчивость..а какое-то странное смирение с ситуацией, которую невозможно изменить..
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  14. #13
    10. (2/2)

    СОН ВО СНЕ (окончание)

    II. “ Жизнь и сновидения — страницы одной и той же книги.” (c)

    Магазин был заполнен людьми, читающими тоненький альманах, отпечатаный на оффисном принтере. Заплатив, Дана уселась в кресле, чтобы быстренько, из вежливости к традициям, пробежать глазами по строчкам.

    Быстренько не получилось. Первые же фразы затянули ее в цветные круговороты... ее собственных снов. Вся история- победитель конкурса была соткана из эпизодов, вот уже неделю приходящих к Дане под утро.
    Это было невероятно! Обидно, оскорбительно... и невероятно. Кто посмел? Кто СМОГ войти в ее сны? Или кто-то видел точно такие же?

    Дана сама не заметила, как ее дыхание участилось, шеки покрылись густым румянцем и на лбу выступили капельки пота.

    - Мадам, с вами все в порядке?- раздался голос владельца магазина. Оторвавшись от страниц альманаха, Дана увидела не только его обеспокоенные глаза, но и странно- любопытствующие взгляды окружающих. От волнения и страха перед непонятным она не могла ничего ответить.

    - Вы только не переживайте,- успокаивающе произнес все тот же заботливый голос. - Позвольте мне предположить... Вы только что прочли рассказ , напоминающий вам...ваши недавние сны. Так?
    Дана с изумлением уставилась на него.

    - Пожалуйста, не беспокойтесь, - тут же раздались голоса вокруг.- Это какая-то местная аномалия...Это случается на нашем конкурсе почти каждый год... Рассказ-победитель напоминает одной из туристок о ее недавних снах.. И каждый раз такая туристка ужасно нервничает...А мы не знаем как это объяснить..

    - А что происходило с этими туристками потом?- голос Даны звучал замороженно, как из-под льдины.
    - Мы не знаем...После Конкурса они тут же уезжали из нашего города. Мы ничего никогда о них не слышали...

    С трудом выбравшись из кресла, из окружения сочувствующих, из магазина, Дана помчалась в отель. К чему-то благоразумному, спокойному.
    Впервые за все это время , она направилась прямо к комнате Мэтта и отчаянно забила костяшкой пальца по двери. Он открыл - привычно прохладный, отстраненный от всего что за дверьми.
    Без вопросов усадил гостью в кресло, налил из стеклянного прозрачного чайника зеленого чая в пиалу, протянул ей...

    В двух словах сказав о случившемся, Дана жалобно подняла на него глаза.
    - Что вы думаете об этом?
    Ей впервые захотелось сказать ТЫ и покончить с этой прохладой и дистанцией. Ей нужна его ее помощь, его рука, его тепло! Словно почувствовав это, Мэтт еще больше отстранился в кресле и медленно произнес:
    - А может, Вы...привидение?
    - Кто? Я- привидение?
    - Да.. Вы - привидение, и ночью вы видите сны спящих. Kоторые они потом описывают в рассказах.

    От возмущения и обиды на такое нелепое предположение, Дана не смогла ничего ответить.
    Вскочив из кресла, как в страннном развертывающемся назад кадре, гостья рванулась за дверь, в холл, на улицу...
    Холодный воздух принес облегчение. Щеки медленно остывали, дыхание восстанавливалось. Мысль о том. что она живет в этом мире как привидение становилась смешной, смешнее, еще смешней... Постепенно вернулся рационализм. Ей нужно пойти в другой книжный магазин, и расспросить об этом конкурсе. А может, в городскую библиотеку? Посмотреть архивы этих доморощенных альманахов...Найти имена победительниц прошлых лет...про-гуглить их.. Узнать их судьбы?

    Последний задуманный шаг вызывал страх. Ну хорошо, для начала - просто расспросить библиотекарей об этом нелепом конкурсе...

    Успокоив саму себя, Дана вошла в здание городской библиотеки и начала бродить между полками, собираясь с мыслями.

    - Как бы я хотела быть привидением!- услышала она девичий голос с другой стороны книжного стеллажа и замерла.
    - С чего это вдруг привидением, а не вампиром?- раздался другой голосок в ответ.
    - Я бы читала и читала, без перерывов на сон и умывание!

    Девченки захихикали и пошли с книгами к компьютерам, а Дана приросла к месту. Ну конечно, как же она не подумала! Привидения же не спят! У них вечная...инсомния... И они никогда не появляются на городских улицах, чтоб не нарваться на собак...

    И опять все закрутилось по уже знакомому сценарию: горящие щеки, взмокший лоб, застывшее комком дыхание...Выскочить из библиотеки, пробежаться по улице до отеля, рвануться к комнате Мэтта и...
    Дана даже не поняла, стучала ли она перед тем как ворваться в комнату к своему предрассветному собеседнику. Одним прыжком очутившись перед ним, сидящим в кресле, она перевела дыхание и уже медленно опустилась в кресло напротив.

    Мэтт молча наблюдал за ней, в глазах появилась нечто похожее на ..улыбку? Теплоту?

    - Если я- привидение,- медленно начала Дана, - то почему ТЫ здесь?
    Глаза Мэтта становились теплее, и улыбка проступала все явственнее... “Как буд-то Чеширский Кот возвращается в тело”,- мимовольно подумала Дана, совершенно не заметив свой переход на ТЫ.

    Но это заметил Мэтт.
    - Ты догадалась?
    - Так ты ...действительно... Привидение?
    - Угу. Живу на чердаке,целый год накапливая энергию на Рождественское появление среди людей.
    - Но как ты..?
    - Это случилось более 200 лет назад.. Я уже ничего не помню.. По какой-то тончайшей интонации в его отрицании Дана поняла, что он не хочет ничего рассказывать, и она решила не распрашивать. Какое уже имеет значение что именно случилось ТОГДА, если они столкнулись в СЕЙЧАС?
    - Ты видел мои сны? Ты наблюдал сны других постоялиц?
    - Это происходит не специально, и очень редко. Сны у некоторых женщин настолько яркие, что они проявляются на внешнем фоне. Я посчитал, что это честнее описать их в рассказе...Чтоб ты знала, что здесь ты прозрачна.
    - Значит, мне пора уезжать...И мы никогда больше не поговорим?
    - А поговорить нам как-раз не трудно,- голос Мэтта оживился.- В этом отеле прекрасный wi-fi. Я пишу свой блог, и учавствую в творческих форумах.- Он хитро улыбнулся.
    - Подожди... Мы с тобой раньше не разговаривали? Я всегда ощущала что-то знакомое в твоих интонациях..отдельных словах..
    - Когда-то мы с тобой даже поссорились, - в обсуждении книги Харуки Мураками Мужчины без женщин..Ты помнишь?
    - Ах, так ты тот самый Инсо- Маньяк? Я помню, ты соглашался с фразой Мураками ...
    - “ Стать мужчиной без женщины очень просто. Достаточно крепко любить женщину, и чтобы потом она куда-то исчезла”- медленно произнес он.
    - А я утверждала, что насовсем женщина исчезнуть не может, если хотя бы когда-то она вошла в жизнь мужчины. Ничто и никто не исчезает насовсем. Все оставляют свои отпечатки на наших душах
    - А ты назвалa меня...
    - “...светлым персидским ковром, на котором одиночество осталось пятнами от не пролившегося бордо..”

    Они опять разговаривали - взахлеб, перебивая и слыша друг друга одновременно- как делали уже давно.

    - Значит, для нас ничего не изменится?- облегченно вздохнула Дана.- Ты по прежнему будешь со мной всегда? - и она замолчала. Еe личное всегда выглядело очень маленьким по сравнению с безграничным всегда бессмертного привидения.

    - Я давно хотел кое-что изменить, - проговорил Мэтт, поднимаясь с кресла и медленно приближаясь к ней. - Если я сконцентрирую свою энергию на этом мгновении с тобой,...я потеряю бессмертие в будущем, но смогу прикоснуться к тебе сейчас.

    Затаив дыхание, Дана наблюдала за тем, как его руки поднимаются к ее плечам...опускаются...
    Прикосновение было реальным. Настолько реальным, что нам прийдется закончить этот рассказ в это же самое мгновение. Иногда и у привидений вечер складывается по-человечески.
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  15. #14
    11. (1/2)

    НЕ ТА ЖЕНЩИНА (начало)

    Селина в недоверии обвела взглядом собрaвшихся в столовой гостиницы. Это просто поразительно, неужели они не видят что еще два постояльца сегодня утром не вышли к завтраку? Они не видят зияющие пустотой пространства между стульями? Они что, совсем не видят?

    Ей вдруг вспомнилась прочитанная в детстве повесть Уэллса o спрятанной в горах стране слепых. Случайно забредший путешественник вначале никак не мог понять их застывших в воздухе взглядов и механических движений...

    Во как сейчас, эти за столом. Они протягивают руки к блюдам, медленно наполняют тарелки горячей овсянкой, поворачивают друг к другу головы, не замечая увеличенного расстояния между сидящими.
    На секунду Селина почувствовала облегчение. Если они действительно слепы, то все ее самые большие страхи напрасны. Но если они не слепые, а только притворяются...

    Ужас вернулся . Зачем они притворяются? Ведь невозможно не заметить, что уже третий день подряд постояльцев их заметенного сугробами горного отеля становится меньше, каждый день - на двоих.
    Вчера Селена сделала большую глупость, полюбопытствовав за завтраком о том, куда могли подеваться Бин и Бон, если из гостиницы невозможно выйти уже вторые сутки. Все сидевшие за столом провели по ней пустыми взглядами и продолжали шелест о “невозможной” погоде.

    Сегодня она уже так не попадется. Она подождет пока кто-то другой не заметит регулярные пропажи постояльцев.
    Но этого не произошло. Подхватив чашечки с кофе, все разошлись по комнатам, к спасительному Интернету.

    “Комнаты!”- мысль замигала красной лампочкой в обеспокоенной голове Селины. Стараясь не бежать, она стремительно поднялась на второй этаж гостиницы, где находились “номера”. Увидев, что дверь в комнату Бин была распахнута, она поспешила. Но не успела. Дородная горничная пылесосила ковер на полу. Kровать была тщательно заправлена, свежие полотенца стопкой лежали сверху натянутого как стунка покрывала.

    Oткрылась дверь напротив, и вторая горничная выкатила из номера подставку с полотенцами и бутылочками с шампунями. Значит, комната Бима уже тоже была убрана. А нужно ли было ее убирать? Были ли влажными оставленные хозяином полотенца в ванной? Или их заменили по правилам?

    Теперь уже не узнать. Pасспрашивать горничных было бы верхом неприличия, а значит и огромным риском. Они наверняка бы запомнили ее надолго.
    В это время в конце коридора появилась изящный силуэт владелицы отеля. Увидев Селину возле открытой двери, она медленно направилась к ней.

    - Фрейлин?- тонкая бровь Фрау Фру изогнулась в знак легкого удивления.- Вы желаете прервать горничную вопросом ?
    - Раз пропали хояева комнат, то хотя бы я прерву горничных.- Получилось не смешно, и Селина тут же это поняла, но остановиться уже не могла и продолжила дуряцки- игривым голосом. - Эти странные исчезновения людей в гостинице из которой невозможно выйти! Так страшно! А вам?

    Мадам Фру посмотрела на гостью долгим взглядом и улыбнулась.

    - Мне- нет. Как говорил мой любимый Гроучо Маркс, если черная кошка перебегает вам дорогу, это означает, что животное куда-то направляется...

    Селина в изумлении уставилась в спокойные глаза хозяйки отеля. Куда может “направиться кошка” из их закупоренного снегами отеля? Даже если она и черная?
    Мысленно приказав себе молчать, она улыбнулась в ответ и направилась в соседнее крыло, к своей комнате.

    Подходя ближе,, Cелина задержалась взглядом на двери пропавшей вчера Дин, заметила неровно уложенный на полу коврик перед дверью в то же время пропавшего Дoна... И остановилась как вкопанная. Двери каждой из пропавших пар находились прямо напротив друг друга. Пим и Пoм, Дин и Дoн, Бим и Бoм.

    Невероятно, это какая-то игра имен и событий. И если это игра, то чья пара будет следующей на исчезновение?
    Уже остановившись перед своей дверью, она резко обернулась и поглядела на дверь напротив. Кто живет напротив нее? Лон! Толстоватый коммивояжер со складками кожи возле самых ушей. “Распространитель последних моделей пылесосов”, как он гордо представился ей в первый же вечер.

    У Селины отлегло на сердце. Она - ССССелина, а он - ЛЛЛЛон. Игра не состоится!

    Но тут же ее облегчение сменилось коротким воспоминанием о странной фразе управляющего в момент ее регистрации.
    “Селин - прекрасно как лин”-, сказал ей он, галантно улыбаясь. Тогда фраза показалась бессмыслицей, вызванной навязчивым стремлением быть приятным новой клиентке.

    Войдя в комнату, она закрыла дверь на ключ и тут же поспешила в Интернет.Проверить новости.Хотя ожидающееся потепление предвещало снятие снеговой блокады через день- два, гостиница по прежнему останется изолированной от лыжных трамплинов до конца недели. Это радовало. Главное - продержаться со спокойно- неприметным видом, не обращать на себя внимание глупыми расспросами...Засыпающий мозг вытащил полу-забытую фразу Уэллса “то, что должно было предупредить меня об опасности, затянуло меня в ее воронку”.

    “Вот- вот,главное - не втянуться в воронку!- сказала себе Селина, проваливаясь в дрему. - И не исчезнуть из гостиницы, конечно”...

    Это предупреждение самой себе еще витало в комнате, когда раздался негромкий стук в дверь. Моментально проснувшись, Селина с нарастающим страхом наблюдала как дверная ручка начала опускаться под чьим-то нажатием снаружи. Неслышно поднявшисю с дивана, испуганная женщина прокралась к двери и зафиксировала в неподвижном положении торчавший в замке ключ.

    Раздалось пару тихих фраз “Лин-лин, пора..Лин-лин..”, ручка замерла в ожидании... И все через секунду прекратилось. Голос за дверью умолк, шагов слышно не было... На секунду Селина даже усомнилась, не приснилось ли ей. Был ли это Лон? Или сама Фрау Фру пришла с очередной шуткой?

    Когда Селина наконец-то решилась выйти из комнаты, ключ в ее двери не поворачивался.
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  16. #15
    11. (2/2)

    НЕ ТА ЖЕНЩИНА (окончание)

    Кабинет Фрау Фру был наполнен спокойствием его хозяйки -по самые окна, как ее хрустальный десертный бокал был наполнен тягучим густым шерри.
    Управляющий Херр Хертц и торговец пылесосами Лон беспомощно взирали на Барбароссу - под этим секретным именем Фрау Фру была известна очень немногим в своем отеле.
    Причем шесть из таких уже из отеля благополучно исчезли в последние три дня.

    - Пришел черед Лин, а она совсем никакая,- продолжил свою жалобу Лон, и складки кожи возле ушей тут же сделали его похожим на ящера.
    - Никакая,- протянула Барбаросса.- Никакая...
    - Ни нашим, ни нашим. Ни тебе, ни мне.Ни себе радости, ни ему гадости,- затараторил литературными перлами Херр Хертц.
    - Вот именно, ни себе радости, ни мне, - загундосил Лон.
    - А мне - ядом в глаза фыркала!- втанулась в жалобы каменная Барбаросса.
    - “Есть яд, ослепляющий тебя, и есть яд, открывающий глаза”, - помпезно блеснул цитатой управляющий, и Фрау Фру тут же замерла на месте.
    - Ослепляющий.. Закрывающий нам глаза... На что она хочет закрыть нам глаза свoими нелепыми вопросами о пропавших? Хотя, - изящная фигурка застыла у заиндевевшего окна..- Если принять, что ее вопросы не нелепы, а логичны..

    Все присутствующие в комнате с ужасом взглянули друг на друг.

    - Копии ее паспорта!- уже командным голосом приказала Барбаросса, и управляющий тут же встал в стойку перед секретером с ящичками. Открыв один из них старинным ключиком с завитушками, он порылся в нем и вытащил файл. Фрау Фру прочитала записи в копии паспортной странички и ухмыклнулась:

    - 33 года? 33 года? Наглости некоторых женщин нет предела!
    - Я тоже разочаровался, - загундосил Лон.- Обещала 33, а сама - все 42!
    - А что, если она тебе ничего не обещала?- уже нежно проворкотала Фрау Фру, беря в руки мобильник.
    - Как же не обещала?- чуть не захлебнулся в возмущении ящер- коммивояжер.
    - Я сказала “Она”! ..О, Комиссариат? Очень приятно, Сержант Восп. Да-да, Фрау Фру... Не могу долго без вашего победоносного Коммиссара Коммa, - ее голос разливался по офису мягким сумрaчным коньяком...- Ах, Коммиссар! Вы не могли бы проверить одну из моих странных постоялиц..Ну что вы, мне никто не доставляет неприятности. Они просто не успевают - с вашей мгновенной реакцией на зло, Комиссар!

    Пролив еще несколько сладких капель на уши Комма, Барбароса начала диктовать адрес Селины и описывать ее внешность - дважды. Первый раз- согласно паспортным данным, второй - по памяти о встречах с этой странной женщиной.

    На следующее утро постояльцы завтракали уже более спокойно. Странной женщины, оказавшейся опасной преступницей, среди них уже не было, как и не было ящера Лона.

    Хотя никто об этом не говорил вслух, все знали, что Лон отсыпается после героической ночи. Именно он вылез из окна столовой при свете звезд и собрал охапку сучьев, чтобы зажечь сигнальный огонь для полицейского вертолета. Именно он подвел Комма с помощниками к запертой двери Лин. И именно он, пытаясь оставаться галантным к обманувшей его чувства нахалке, сделал попытку накинуть на нее свой шарф.

    Селина неблагодарно откинула его шарф, и надломленно последовала к вертолету вслед за полицейскими. Арест она восприняла с каким-то облегчением. Жить по чужим документам оказалось очень утомительным. Возможно, настоящая Селина, оставленная ею умирать голодной смертью в сарае дома, выживет. И значит, вместо дела об убийстве, будет открыто дело..
    Лже- Селина никак не могла додумать эту мысль, поскольку сама себя постоянно перебивала вопросом “ Как?”


    - Как? Как вы догадались?- Управляющий с восторгом взирал на Барбароссу своего отеля, на Королеву своей души, на Мисс Марпл Коммиссариата... Его литературный разгон мыслей был остановлен холодным смешком Фрау Фру.

    - Просто она не знала ничего об исчезающих!

    Они оба улыбнулись друг другу и уже молча уставились в экраны своих компьютеров.

    Что тут було еще обсуждать? Если женщина переписывается на сайте знакомств, обещающем ей встречу с виртуальным любовником в далеком отеле, с последующим исчезновенем сладкой парочки из реальности через Коморку Времени этого отеля на недельку... Если такая женщина удивляется исчезновению людей из этого отеля... Значит, она это не она, а...

    Как говорят французы, в каждом преступлении ищите “не ту женщину”!
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  17. #16
    Уважаемые кофейщики! Приглашаю принять участие в голосовании за рассказы конкурса Новогодняя Шкатулка. Голосование открытое, проголосовать можно за несколько работ. Время голосования очень ограничено.

    Для обсуждения конкурсных произведений прошу пройти СЮДА.

    ===

    Цитата Сообщение от Стержень Посмотреть сообщение
    Вот засада: созданные в разделе конкурсов темы не будут отображаться, пока их не проверит модератор. Поскольку на последний вопрос, отправленный всем троим модераторам, я ответа не получил до сих пор, СДЕЛАЮ ТАК: создам голосилки в Арт Студии. Надеюсь, потом их перенесут в раздел конкурсов.
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  18. #17
    Почему модераторы не перенесут на видное место?

  19. #18
    Кофеянка, большое спасибо за перенос темы в Кофемолку

    Дорогие кофейщики, приходите поговорить с авторами и по - обсуждать конкурсные работы
    http://forum.cofe.ru/showthread.php?t=165767&page=100
    Оставайся собой — мир ценит оригиналы.(Ингрид Бергман)

  20. #19
    Может добавить сюда рассказы Дисгрейса? Неудобно их искать в Прозомании, что б критиковать

  21. #20
    Добавляю рассказы с согласия автора и для нашего удобства.

    СДЕЛАЙ МЕНЯ ДЕВОЧКОЙ.


    Однажды в погожий августовский один из самых обыкновенных детских садиков пришел мальчик. Все было, как обычно. С той единственной разницей, что никто не понял, что пришел именно мальчик, а когда, наконец, выяснилось, что так оно и есть, еще долго не могли привыкнуть. В зал быстро вбежала самая обыкновенная девочка в красно-белом сарафанчике, колготках и сандалиях. Сзади болтались две косички, перевязанные синими ленточками. Почти как любая малышка на ее месте, подбежала к нескольким девочкам, которые одевали кукол сидя у окошка. Взяла с пола самую большую куклу с огромной головой без одной руки и внимательно стала ее осматривать.

    - Привет! – сказала новая девочка, повернувшись к другим.
    - А как тебя зовут? Сколько тебе лет? – спросила ее одна из девочек с умными глазками в синем платьице.
    - Алёна. Мне 5 лет.

    На самом деле, мальчика звали Алёша. Мальчик проявил упорное стремление одеваться, как девочка, еще раньше, чем научился говорить, и мама этому не очень противилась. Травмировать детскую психику, пресекая наклонности сына на корню, она не хотела. Хотя и понимала, что рано или поздно сыну придется узнать правду, и она приятной не будет для него. Поэтому нехотя, но покупала ему платья и кофточки. Расчесывала ему волосы, которые он наотрез отказывался стричь. Единственное, что она точно решила для себя – никогда не обращаться к сыну, как к девочке и называть его своим именем. Пусть ходит, как он хочет, но знает, что он мальчик и его зовут Алёша. Поэтому мальчик скрыл от девочек правду, Алёной его пока никто ещё не называл.

    Воспитательница Татьяна Владимировна была в щекотливом положении. В первый раз она столкнулась с проблемой, решения которой не было видно: как представить Алёшу детям? С одной стороны дети могли отторгнуть переодетого мальчика. С другой стороны, пойти на явный подлог и представить его девочкой, тоже было рискованно, когда это вскроется, она окажется крайней. Татьяна Владимировна была совсем молодым сотрудником и, проработав в садике всего полтора года, совсем не была уверена в том, что все делает правильно. Однако она попыталась не устраниться от проблемы, ведь педагогическая работа требует умения найти индивидуальный подход к каждому.

    - Я ничего не могу вам обещать, - сказала Татьяна Владимировна маме, которая показалась ей слегка равнодушной и безучастной. – Дети могут не понять вашей ситуации. Но я сделаю все от меня зависящее, чтобы Алёше было комфортно.
    - Понимаете, Алеша должен постепенно привыкать к тому, что он – мальчик. Он должен сам принять это как данность. Я не могу на него давить. Возможно, среди других детей ему будет проще осознать себя, что он не совсем и девочка.
    - Я вас услышала. Он мне симпатичен, но я не могу требовать от других детей стопроцентной лояльности к Алеше.
    Татьяна Владимировна собралась с духом и, наконец, произнесла
    - Познакомьтесь с новым мальчиком! Он перешел к нам из другого садика.

    Голос ее звучал все более неестественно.

    - Его зовут Алеша. Не обращайте внимания на то, что он необычно выглядит. Ничего страшного в этом нет, разные мальчики бывают и девочки тоже. Познакомьтесь, поиграйте с ним.

    Воцарилось молчание. Дети застыли с открытыми ртами и уставились на Алешу, продолжавшего как ни в чем не бывало играть со своей куклой. Наконец, девочка в синем платьице первой нарушила молчание и воскликнула:

    -Ты дурак больной! – и бросила в Алёшу пластмассовым зайчиком, который был у нее в руках. Игрушка была маленькая, но увесистая, зайчик попал Алеше под глаз, и он заплакал. Ему было больно. Татьяна Владимировна быстро подошла к девочке и начала ее отчитывать. Хотя сама понимала, насколько это бесполезно.

    - А почему он врет? – вступилась за пристыженную подругу полная девочка с круглым личиком. - Воображает из себя девочку, а на самом деле не пойми кто... Зачем его сюда вообще к нам привели?

    - Я так и знала, - думала про себя . – Что за люди. Им не детей воспитывать, а самим в куклы играть. Сначала делает из сына дочку, а потом приводит и пусть весь мир вокруг него вертится.

    Дети продолжили играть, как будто ничего и не произошло. Но никто с Алешей знакомиться не захотел. Дети уходили от общения с ним, сторонились и не замечали его. И нельзя сказать, что они испытывали отвращение к нему или презирали. Они просто сами не знали, как с ним себя вести. Поэтому инстинктивно прятали глаза. Как и взрослые, попадающие в неудобную ситуацию, часто предпочитают оставить ее без внимания и реакции. К счастью, Алеша отнесся спокойно и держал этот удар, не забился в угол, приходил в садик и играл в куклы в сторонке от других детей. Конечно, когда с тобой не хочет никто сидеть даже рядом, приятного мало, но он довольно быстро смирился, что так и надо. Между тем толки о странном мальчике постепенно распространялись среди родителей других детей.

    Большинство из них было явно не в восторге от присутствия в коллективе мальчика, приходящего в платьях, сарафанах. И отношение к
    Алеше стало меняться от прохладного к враждебному.

    - Тебе бы уйти в другой садик. Мой папа считает, что таким как ты, здесь не место. - сказал Алеше один мальчик наедине в коридоре и слегка толкнул его в плечо, направляясь к выходу.

    Татьяна Владимировна ожидала этого, но не могла изменить ситуацию. Однажды прибежала бабушка одной из девочек и стала громко ругаться при всех.

    - Если отклонения у одного, почему это должны терпеть все? Вы считаете нормальным этого ребенка? Или вам приплачивают за то, что вы его здесь держите? Имейте в виду, милочка, не примете меры вы, их примем мы.
    - Не грозите мне! – возмутилась Татьяна Владимировна. - Мальчик не хуже остальных здесь ничем. Что вам за дело, в чем он одет? А другим детям не вредно поучиться терпимости, это нужный навык в жизни.

    Татьяна Владимировна не хотела отмахиваться от Алеши. Она часто представляла, как тяжело ему придется в жизни и ей становилось его жалко. Она каждый день беседовала с ним, чтобы тому не было скучно, ей нравился этот очень домашний неглупый мальчик, так похожий на девочку. Он удивлял ее своей недетской серьезностью и независимостью. При этом воспитательница остро ощущала нехватку педагогического опыта. Как долго ей удастся сохранять контроль над ситуацией. Этого не знал никто.

    Близился Новый Год. В предпраздничной суете об Алеше, казалось, все забыли. Дети говорили о подарках, о елке и о том, куда поедут с родителями на новогодние каникулы. А Алеша, наоборот, среди фонариков и мишуры вдруг остро ощутил свое одиночество. Он с первых дней прекрасно понял, почему дети настроены к нему предвзято, но поначалу это задело его самолюбие не так остро. Тем более, что сами дети показались ему скучными и недалекими . Теперь же Алеша ощущал тоску, что вся жизнь проходит без него, а он никому не нужен. И главное, никто хотя бы раз так и не похвалит его платье.

    Перед новогодним утренником Алеша попросил маму купить ему лаковые туфельки на каблучках и самое нарядное платьице с кружевами красивого малинового цвета. Перед утренником он также рано проснулся, разбудил маму и сказал ей:

    - Все девочки сегодня будут красивыми, и я тоже хочу. Сделай мне прическу, как ты делала себе месяц назад, уложила волосы наверху. И накрась меня.
    - Горе ты мое луковое… Всё тебе неймется. Ну, это-то зачем?
    - Не спрашивай. Мне нужно сегодня.

  22. #21
    продолжение СДЕЛАЙ МЕНЯ ДЕВОЧКОЙ.

    Мама не поняла, о чем это оно, но не стала вступать в полемику и сделала, как сказал сын. Алеша взглянул в зеркало. Впечатляюще. Его было просто не узнать.

    -Спасибо, мамочка, ты у меня самая любимая! – воскликнул он и с необычной горячностью поцеловал ее.

    Мама с Алешей пришли на утренник одними из последних, долго провозились с алешиным мейк-апом . Слышались голоса мальчиков
    - А я знаете, что загадаю Дедушке Морозу? Чтобы этой “дэвочки” на следующий год в нашем садике больше не было, – сказал кто-то из мальчиков и был поддержан злорадным смехом.

    Зашел Алеша. Все затихли и снова уставились на него во все глаза, будто увидели его в первый раз. Молчание нарушила Татьяна Владимировна.

    - Все собрались? Давайте позовем снегурочку!

    Представление началось. Но Алеша казалось, ничего не слышал. Он все ждал, пока зайдет Дедушка Мороз и от волнения не мог усидеть на месте, щеки горели, коленки тряслись. Наконец, появился Дел Мороз с большим цветастым мешком и деланным голосом стал спрашивать по очереди каждого, чтобы тот хотел получить себе на праздник от него. Подошла очередь Алеши.

    - Дедушка! – голос не слушался Алешу, он почти кричал. – Я хочу стать на следующий год девочкой! Настоящей! Сделай так, чтобы мое желание сбылось!

    Снова возникла пауза. Дед Мороз вытер пот со лба бородой. Показалось, что он упадёт сейчас в обморок. Татьяна Владимировна снова удачно прервала неловкую паузу и включила музыку. Но Алеша был абсолютно счастлив и задыхался от нахлынувших на него чувств.

    После представления, когда все расходились, к Алеше подошел мальчик, который некогда обидел его в коридоре. Он серьезно смотрел на Алешу.

    - Я хочу с тобой дружить. Меня зовут Вова. Приходи ко мне на елку.

  23. #22
    ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ОЛЬГИ.


    Поступив на отделение культурологии исторического факультета Областного Педагогического Университета, Олег не предполагал, что в группе он окажется единственным из молодых людей. На вступительных экзаменах он видел как минимум четверых ребят, но так вышло, что никто из них не оказался на одном потоке с ним, кто-то провалил экзамены, а кто-то забрал документы из приемной комиссии. Как бы там ни было, первые дни Олег чувствовал себя очень подавленно.

    С девушками у него в школе вообще отношений никаких не было, он их стеснялся, дружил только с мальчиками, поэтому как себя вести в такой ситуации он не знал. Девушки чувствовали это и смотрели на него с нескрываемым любопытством, ожидая, что же он предпримет. Но Олег ничего и не думал предпринимать, садился на заднюю парту и готовился к занятиям. Девушки быстро распознали в нем неуверенного в себе маменькиного сынка, по-видимому, единственного в семье. Заигрывать, кокетничать с таким экземпляром не имело даже смысла, пустая трата времени.

    Девушки не стали демонстративно игнорировать Олега, как многие поступили бы на их месте. Как часто ведут, если не видят внимания к себе со стороны парня. Они вели себя, как будто Олег – не парень, а такой же, как они сами. Они красились при нем, обсуждали интимные подробности своего туалета и даже нижнего белья. Делились своими откровениями о мужчинах, которые им нравились, рассказывали не совсем пристойные истории, часто украдкой посматривая на него, следя за его реакцией. Он краснел от смущения, как рак, а девушкам это нравилось, и они ласково подтрунивали над ним. Все, как будто сговорились. Особенно было противно, когда они называли его уничижительными прозвищами типа “лапочка” или “кисочка”.

    Как-то сидящая позади Олегом девушка попросила его передать помаду другой сидящей впереди Олега. Та сделала вид, что не поняла.
    - Ой, Олежка, как мило, что ты красишься… L’Oreal – отличный выбор!
    - Нет, это просили передать!
    - В самом деле? И кто?

    Но никто не отозвался. Девушки сзади молчали и загадочно улыбались.
    Часто они приглашали его присоединиться к ним и поболтать в дамской комнате.
    - Ну, Олежек, иди к нам. Ты стесняешься, что ли? Мы все учимся в одной группе, а значит, должны быть одной дружной семьей.

    И при этом дружно смеялись. Подобное амикошонство приводило Олега в ужас, а девушки тем временем позволяли себе все больше вольностей, но он, предпочитая избегать конфликтов, не решался противостоять.
    И еще его страшно злил преподаватель истории философии, который постоянно шутил по поводу и без повода. Заходя в аудиторию, обращался ко всем присутствующим “девушки”, а если был в особенно приподнятом настроении, то “девчули”. Как-то Олег не выдержал и только хотел что-то сказать на это, но одна из девушек прервала его:

    - Сядь на место. Все хорошо, Вячеслав Алексеевич, она все поняла.
    - Ну и хорошо, девчули.

    Он смотрел прямо Олегу в глаза и ухмылялся. Олег потупил глаза и понял, что сдался окончательно. После этого случая девушки стали даже меньше подтрунивать над Олегом, но при этом не давали ему прохода, придираясь к его внешнему виду.

    - Ты что это, донашиваешь папины брюки?
    - А что за обувь? Гриндерсы, они давно уже не в моде.

    Девушки наперебой советовали ему сменить гардероб, купить зауженные джинсы и приталенную курточку унисекс, в конце концов, он поддался на их уговоры. “В сущности, какая разница, зато мне будет легче, когда все успокоятся, наконец”, - думал Олег. Он даже сам не понял, как девушки уговорили его отпустить волосы и подкорректировать брови, но их восторгу не было предела. Две из них даже поцеловали его, и впервые за долгое время ему стало отрадно и легко на душе. От того, что смог сделать девушкам приятное. Отношение к Олегу менялось, он становился своим. Смущало лишь то, что девушки никак не хотели замечать в нем молодого человека. Но абсолютно каждая из них корректно, но настойчиво пресекала любые разговоров на тему отношений с Олегом, не давая поводов назначить свидание. Впрочем, Олег не слишком-то и упорствовал. В конце концов, он добился определенного авторитета у своих однокурсниц, что по сравнению со школой было существенным прогрессом. К тому же он знал из их рассказов, что почти у каждой из них есть парень за стенами университета, а вторгаться в чьи-то отношения Олег считал дурным тоном.

    День рождения Олега праздновали всей группой. Во всем институте считалось хорошей традицией отмечать дни рождения в одном уютном кафе. Празднование получилось очень теплым, к чему Олег совсем не привык. Разомлев от хорошего белого испанского вина, он с трудом припоминал, были ли в его жизни дни рождения лучше. Он привык отмечать дома, а в кругу семьи было скучно, всё одно и тоже. Правда, подарки, которые он получил, были довольно странные. Пуловер ему очень понравился, он обтягивал его по худощавой фигуре. А вот духи ему показались не очень мужскими. Набор цветных браслетиков. Большой плюшевый мишка. Но больше всех поразила староста, которая подарила ему тональник и блеск для губ. Но он уже так свыкся с этими милыми выходками однокурсниц, что совсем не обижался. Даже когда староста Света предложила ему попробовать блеск для губ и посмотреть на себя в зеркальце.

    - Видишь, как хорошо?

    С этого дня Олег почувствовал, как начал меняться внутри. Его больше не смущал противный преподаватель истории философии, который казалось, нарочно смотрит на Олега, обращаясь к девчулям в аудитории, ни странное отношение к нему однокурсниц. Незаметно для себя, он стал смотреть на них другими глазами, быстро перенимая у них жесты, походку, движения. Получилось это довольно легко и естественно. Изменился и голос, раньше монотонный сделался певучим и мягким. Из-за прически, одежды и манеры держаться к нему нередко стали обращаться как девушке на улице, но это перестало его смущать. “А с кем поведешься – от того и наберешься, - ответил он однажды родителям в ответ на резонный вопрос, почему его облик так изменился всего за год обучения. – Вы же знали прекрасно, куда меня отдавали, когда хотели, чтобы я отсрочку от армии получил. Кругом одни девушки”

    Так прошло полтора года. Олег сроднился со своими подругами и облик его не противоречил женскому коллективу. Даже сумка, с которой он ходил на занятия, сильно напоминала дамский клатч. Что было не удивительно, поскольку подарила ему ее одна из сокурсниц на 23 февраля. Звали ее Валя. Своей деликатностью в обращении с девушками он особенно импонировал ей. Валя старалась всегда сесть рядом с ним за парту, они быстро нашли общий язык. К тому же Олег хорошо учился и не пропускал занятий, можно всегда было взять списать лекции, спросить что-то по учебе.

    Под Новый Год Валя пригласила его к себе домой. Он прошел в просторную гостиную - Романтическая обстановка, мягкий полумрак, бордовые гардины из бархата, из колонок тихо играла знаменитая мелодия Сержа Гейнсбура и Джейн Биркин. На стеклянном столике посреди гостиной стояла бутылка дорогого французского коньяка Курвуазье и два высоких бокала, конфеты в хрустальной плошке, горели свечи в старинных бронзовых подсвечниках. За ужином Валя рассказала Олегу о том, как недавно рассталась со своим бойфрендом, перворазрядником по самбо. О той боли, которую причинил он ей при расставании, что до сих пор не может смотреть на других парней, о том, как плачет по ночам в подушку, но никто не знает.

    Потом она провела его в спальню. Там было разложено нижнее женское белье. Валя стала умолять его надеть атласное черное боди.

    - Мы сразу поняли, что ты не такой, как все парни, ты особенный. В тебе есть женственные черты, у тебя милое личико, но кто сказал, что это плохо? Ты чуткий, у тебя нежная, ранимая душа. – она гладила его по длинным мягким волосам и шептала. - Это сейчас так редко встречается . И ты нравишься мне именно таким... немножко девочкой.

    Дрожащими руками Олег впервые в жизни примерил женское белье и ощутил желание. Он обнял Валю и их губы слились в долгом поцелуе….Наутро Олег проснулся в валиной постели и неторопливо пошел одеваться. Бодии трусики были на нем, в них он не ощущал дискомфорта. Зато висящая в просторном коридоре его мужская одежда внушила ему отвращение.

    После этой страстной нежной ночи Олег понял, чего хочет больше всего на самом деле. Мужское тело стало для него ненужной скорлупой, которую хотелось скинуть. Почти год он провел на заместительной терапии, препараты эстрадиола и прогестрона быстро делали свое дело - у Олега наметилась грудь и округлились бедра. В институт он приходил теперь только в женской одежде и при полном мейк-апе. Каждую неделю Олег посещал сеансы электроэпиляции, удаляя ненужную растительность с лица и груди. Девочки поддерживали его, как только могли. Получив все нужные справки, Олег получил направление на хирургическую коррекцию пола и под Новый Год стал настоящей девушкой. Праздновали прямо в больнице. К Олегу пришли все девушки в группе, вся палата была усыпана цветами… Родные хотя не отказались от него окончательно, но и не смогли принять его выбор, и Олег, ставший к тому времени по документам Ольгой, переехал жить к Вале в ее огромную трехкомнатную квартиру, которую ей подарили родители. Ольга блестяще окончила университет с красным дипломом. Они и по сей день живут с Валей. На праздники девушки собираются почти в полном составе своей институтской группы в том же кафе. А на Новый Год празднуют там второй день рождения Ольги.

  24. #23
    Цитата Сообщение от Ilanka Посмотреть сообщение
    Может добавить сюда рассказы Дисгрейса? Неудобно их искать в Прозомании, что б критиковать
    Цитата Сообщение от Ilanka Посмотреть сообщение
    Добавляю рассказы с согласия автора и для нашего удобства.
    Цитата Сообщение от Стержень Посмотреть сообщение
    Цитата Сообщение от Your mistake Посмотреть сообщение
    Загляни в Прозомании, чтоб быть в курсе.
    Спасибо большое!

    В "прозомании" выложены два рассказа, очень похожих на те, что я отклонил. Я сравнил их специальной программой онлайн. Различия в рассказах "День рождения Ольги" выглядят существенными. Различия в рассказах про детей выглядят несущественными, но они есть. Нужно время, чтобы разобраться.

    Спойлер:

    ===

    Я хочу окончательно и полностью прояснить ситуацию.

    И сегодня, после работы, я этим заявлением и ограничусь. Завтра у меня один выходной и я могу выделить какое-то время на это дело. Я собирался расслабиться и отдохнуть уже, перед новогодней морокой, которая закончится только во второй половине января, но вот- нет. Не отдохну.
    ===

    Цитата Сообщение от Стержень Посмотреть сообщение
    И я больше не получил новых ЛС, с последнего захода на форум,
    С тех пор я получил несколько сообщений; разноцветных бочек и предложение дружбы от asya_e. Это предложение дружбы даёт мне повод задать ему несколько вопросов и я хочу сделать это публично, но- пока придётся отложить разбор. Времени нет.
    ===

    ЭТО сообщение я начал писать больше часа назад(в это время входит время, потраченное на беглый просмотр ЭТОЙ темы и прозомании).
    Следующие сообщения по этому поводу я буду писать в конкурсной теме, а бегать по форуму в поисках, где кто какую версию рассказов выложил и что по этому поводу наплёл, не буду.
    Мне нравится моя семья и диалог.

    Хотите ссылки? - спрашивайте личкой.

  25. #24
    Стержень, Ну все уже, шо маемо то маемо Они в прозомании вообще потерялись. Решили что туть будут, если подправленные вообще хорошо. Все, обсуждаем, критикуем, пишем. Мир дружба жвачка

  26. #25
    А как голосовать за дэвочку? Два рассказа добавились, но в голосрвалку не включены.

Страница 1 из 9 123 ... ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Новогодняя Шкатулка
    от Стержень в разделе Арт-студия
    Ответов: 15
    Последнее сообщение: 28.12.2016, 00:32
  2. Новогодняя Шкатулка Поэзия
    от Стержень в разделе Конкурсы
    Ответов: 10
    Последнее сообщение: 27.12.2016, 23:50
  3. Шкатулка для украшений
    от sporty в разделе Мода и стиль
    Ответов: 173
    Последнее сообщение: 10.08.2010, 01:16
  4. Проза? Проза!
    от кошка в разделе Арт-студия
    Ответов: 13
    Последнее сообщение: 18.01.2006, 00:29

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  

Наши проекты

18+
Яндекс.Метрика